Во тьме ночной при свете дня

Мини-злодей форума ¦ Мистер-маг


Осенью как-то особенно хочется жить, и дрожащие от тумана улицы кажутся растворенными во времени...
Шаблон анкеты ¦ Гостевая ¦ Список ролей ¦ Внешности ¦ Сюжет ¦ Сюжетный FAQ ¦ Нефилимы ¦ Вампиры ¦ Маги ¦ Круг ¦ Нужные всем ¦ Оборотни

События в игре: Валентин Моргенштерн захватил власть в Аликанте. Представители Конклава сдались и приняли его правление. Те несогласные, кто решил выступить против Моргенштерна отправились в Институты, чтобы спланировать свои дальнейшие действия. Джонатан Моргенштерн подчинил себе Джейса Эрондейла, а его друзьям пришлось спешно покинуть Идрис, чтобы не угодить в руки Валентина. Вместе с ними в Нью Йорк отправились представители нежити, оборотней и фэйри.


Лучший пост
Цитата месяца
Читать пост
Быть сыном того самого Моргенштерна было нелегко, они оба прочувствовали это на себе, а потому, хоть и были преданны, слепой любви к нему, как в детстве, не питали.
Активист
Jonathan Morgenstern
Глас администрации

Ссылка на наш блог
Мы рады приветствовать вас на новой ролевой по "Орудиям смерти"! Очень надеемся, что вам вместе с нами захочется окунуться в этот удивительный и необычный мир К. Клэр, и написать там свою историю. Поздравляем всех с открытием!
.

TMI. The Dark Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Личные эпизоды » die another day


die another day

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

DIE ANOTHER DAY

Никто не заметил, когда это произошло. Когда ростовщики нижнего мира перестали покупать у нефилимов? Давно? Недавно? После инцидента, включающего в себя внушительный и масштабный погром лавки при участии члена Круга, новое правительство нефилимов решило разобраться в подоплеке событий. Несколько охотников было посланы в Лос-Анджелес - увидеть все своими глазами и узнать правду из первых уст.

Участники: Чезаре Неро, Лукреция Сальваторе
Время: около месяца с падения Аликанте. Тобишь вторая половина декабря 2017
Место действия: Лос-Анджелес
Предупреждения: возможен совершенно любой рейтинг. ничего не могу обещать.

0

2

В Лос-Анджелесе было прохладно. То есть ровно настолько, чтобы не свариться заживо в тонкой кожаной куртке, которую Лукреция носила вместо доспеха в то время, когда не собиралась на бой с армией демонов. За это она уже заслужила два взгляда: один презрительный – от Марека, и второй неодобрительный – от Стефана. Оба они были ее компаньонами в текущем расследовании, но, разумеется, каждый из них считал, что расследовать тут нечего, и что женщина-охотник – это, конечно, возможный феномен, но лучше бы где-нибудь подальше, а не в обозримом пространстве. Шовинизм – сказал бы кто-то с образованием примитивных. Лукреция о таких словах, разумеется, даже не слыхала. Нет-нет.
Лукреция бросила в рот мятную карамельку и задумчиво покатала ее языком.
- Все что нам нужно это другие ростовщики, - с досадой произнес Марек, оглядывая поломанную мебель, перевернутые стеллажи, осколки, обломки, обрубки… Все, что осталось от процветающей некогда лавки Бальдора – торговца-фейри, по каким то причиной давным-давно изгнанном своей королевой. – Здесь мы ничего не найдем. Он мертв. Трупы никто из нас допрашивать не умеет, ведь так?
Стефан усмехнулся, оценив шутку. Лукреция задумалась, потом серьезно покачала головой. Нет, трупы она допрашивать не умела. А жаль. Марек был очень хорошо воспитан, потому он не сплюнул от досады.
- Предлагаю разделиться, - дипломатично предложил он. Мальчики налево, девочки направо, - подумала Лукреция, светло улыбнулась ему и кивнула. К ростовщикам она точно не собиралась. Она там уже была.

Двое членов Круга, как Лукреции было известно, утверждали, что никакого погрома устраивать не собирались. Им срочно понадобились деньги, и они собирались заложить какую-то безделушку, которую их предки добыли еще, как водится, в незапамятные времена. Они сунулись к одному ростовщику – он отказал. К другому – он отказал. На третьем хрупкое душевное равновесие охотников не выдержало и они попытались заставить ростовщика объяснится. На свою беду, этим ростовщиком оказался несчастный Бальдор. И у него было прикуплено много разнообразных магических примочек, положенных при защите – это тоже на его беду. Потому что не окажи он сопротивления, погрома бы не случилось и, возможно, он остался бы жив.
Шум поднялся знатный. Договор пока что действовал, и потому, чтобы разобраться, были отправлены нефилимы. С другой стороны, Валентина Моргенштерна явно больше интересовала причина несговорчивости ростовщиков, чем неправомерность действий охотников, но это были уже мелочи.
Когда портал перенес Лукрецию в этот город, она сходила к ростовщикам в первую очередь. По-хорошему разговаривать с ней никто не желал, и она проявила удивительную доброту – не стала настаивать. Есть ли смысл в частях мозаики? Благоразумно отправится к тому, кто видит ее все.
Верховный маг Вест-Голливуда, где и располагалась лавка Бальдора, был Лукреции не знаком никак, но она знала его имя и где его искать.
В пентхаус к Джулиусу Расту ее пустили без особенных проблем. Сам Джулиус оказался щуплым типом в старомодном твидовом костюме и с водянисто-светлыми глазами. И он прямо весь исходил желчью. Немудрено. Потому что он больше не был верховным магом Вест-Голливуда. Он вообще был отныне никем. И он был очень зол на того, кому был этим обязан. Имя он, конечно, знал.
Лукреция присела на перила ограждения между проезжей частью и тротуаром. Забросила в рот последнюю карамельку в пачке. Мимо спешили примитивные – Вест-Голливуд преображался ближе к ночи, становясь обителью для тех, кто принадлежал к почтенному племени сов. Мозаика все еще не складывалась, но, пожалуй, форму для нее Лукреция уже получила.
Вкус у хозяина клуба «Ombra», определенно, был. Нарочито лофтовский дизайн и название со смыслом. Если бы Лукреции не пришлось гоняться за ним уже десять часов кряду, она бы даже восхитилась. Впрочем, нет. Она восхитилась и так. Тяжелые басы музыки пронизывали все тело. Танцевать Лукреции не хотелось, но она бы с удовольствием с кем-то подралась. Или занялась сексом. Или сначала одно, потом другое. Вместо этого приходилось работать, а это утомляло.
Судя по словам Раста, проход в зону для обитателей нижнего мира, находился справа от кухни и массировался под подсобку. Лукреция прошла через вспыхнувшую магическими символами дверь и оказалась там, где намеревалась. Примитивный, зайдя сюда, вряд ли заметил бы хоть что-то кроме ведер и швабр, но настоящий клуб начинался именно здесь – с вампирами, цедящими своих слуг, оборотнями, не прячущими звериную сущность, фейри, ищущими легких удовольствий и предлагающих их столь же легко, и магами. Сейчас Лукреция, впрочем, искала кое-кого нетипичного. Полукровок фейри не так уж много на свете, а этот еще был и крайне уродлив. Администратор… как там его звали?.. Неважно.
- Какие удивительные гости! – сладко улыбнулся гибрид, складывая ладони в издевательски-молитвенном жесте. – Давненько к нам не заглядывали нефилимы. Чем обязан визиту прекрасной дамы? Ах, простите. Выпьете что-нибудь?
Сейчас стоило быть вежливой. Завести разговор. Позволить налить себе выпить. Выйти на мага.
Да какое черта?!
Бамс! Дзынь! Когда гибрит проехался всем телом вдоль стола, за которым сидел, на пол весело посыпались бутылки, тарелки, стаканы… Лукреция почти не глядя ударила ногой в лицо поднявшегося было оборотня и всадила стило в шею его собрата. Потом прижала полукровку к столу чуть сильнее – достаточно, чтобы он начал задыхаться.
- Чезаре Неро, - сказала она ему на ухо и, достав из-за пазухи керамбит, приставила к его горлу. Тонкая полоска тут же набухла красным. – Сейчас же.

+2

3

Фигуры на доске были расставлены уже давно. Оставалось лишь ждать. По тому что вопреки правилам в этой партии первый ход был за черными. И от того как они разыграют дебют зависело слишком многое. Впрочем, ожидание вовсе не равно бездействию.
Когда все началось в Аликанте, впрочем, скорее когда в Аликанте все было кончено и первый раунд, а это был именно он, остался за командой Моргенштерна, оставалось лишь потянуть за давно приготовленные ниточки приводя весь механизм в действие. Слишком тонкий и в то же время громоздкий, что бы вращение его «шестеренок» можно было заметить сразу. Нифелимы и не заметили. Впрочем, господа революционеры были столь сильно увлечены собой, что едва ли заметили бы ставший с ног на голову и постучавший в окно Гарда мир за пределами Идриса. Пока этот самый мир не щелкнул их по носу. Для начала не сильно. Едва ощутимо. На столько, что и сами нефилимы не поняли, что же  произошло. Они бы и дальше оставались в счастливом неведении, если бы чаша их терпения не имела столь низких краев. Не повезло уважаемому Бальдору. Или напротив повезло. Уважаемым его до его безвременной кончины никто не считал. Теперь же… О, теперь его готовы были вознести на знамена, как мученика и борца за свободу. Чезаре искренне забавляла вся эта возня. Пока еще большей частью безобидная. Пока.
О том, что охотники после погрома в лавке почти-честного торговца сделали образцово показательную стойку и даже устроили расследования, знал каждый. Как и то, что целью его было отнюдь не покарать виновных. Валентин Моргенштерн хотел знать причину упрямства послушного прежде стада. Оно послушным и оставалось. Вот только теперь уже не нефилимам. Чезаре было любопытно как быстро охотники смогут выйти на него. Своего участия в делах нижнего мира он не скрывал. Но умом и сообразительностью окружение новой власти себя не запятнало. Так что делать прогнозы было бессмысленно. А ставки не рентабельно.
С того мгновения, как охотница пересекла порог клуба, Чезаре наблюдал за ней. Наложенные по периметру заведения чары мгновенно дали знать хозяину клуба и службе безопасности о том, кто заглянул на огонек. Увы, разрешение камеры не позволяло рассмотреть нефилима как следует. Впрочем, это было поправимо. Маг вошел в зарытую для примитивных часть клуба практически одновременно с охотницей. Разница была лишь в том, что в отличии от дамы, Чезаре воспользовался не парадным входом, а открыл портал в помещение за сценой.
За дальнейшим спектаклем Чезаре наблюдал сидя у барной стойки с стаканом виски в руках. Дама действовала со свойственной нефилимам тонкостью. Два трупа за один глоток. Неплохо. Следовало признать, с оружием в руках она смотрелась великолепно. Музыка и кровь, которой здесь был волен угоститься всякий желающий, лучше любого морока скрыли выходку охотницы. И это была единственная причина почему здесь еще не началась бойня. Администратор жалко заскулил, пытаясь, что-то сказать. Но дар связной речи, он очевидно утратив увидев колюще-режущие предметы в непосредственной близости от себя. Еще тройка, ближайших к столику оборотней настороженно смотрели на  агрессора, готовые броситься на нее в любую секунду. Чезаре с безмятежным видом и легкой светской улыбкой подошел к столу, на котором распластался администратор, перевернул один из упавших стульев, сев на него.
- Господа, у кого-нибудь есть ручка? - ровно, поинтересовался он, улыбнувшись охотнице. Получив желаемое он быстро написал на салфетке двенадцать цифр, протянув ее даме. - В следующий раз воспользуйтесь телефоном. И… - он бросил взгляд на полукровку, - сделайте уже с ним, что собирались.

0

4

Быть вежливой. Выйти на мага. Таков был план. Да, он немного не сложился в деталях, но сработал же. Маг был здесь.
- Умница, - сказала Лукреция полумертвому от страха гибриду, вздергивая его вверх, но не убрав ножа от его горла. Только после этого она перевела взгляд на очередной этап этой бесконечной цепочки заданий. Пойти туда-то. Поговорить с кем-то. Снова пойти туда-то. Лукреция была охотником. Солдатом. Для нее было естественно идти туда, куда ее посылают. Но это вовсе не значило, что ее это никогда не раздражало.
Чезаре Неро. Ныне – верховный маг Вест-Голливуда. Итог и кульминация – Лукреция на это надеялась. Он небрежно восседал на стуле за разгромленным столом и умудрялся выглядеть… уместно? Нет. Величественно. Магам такое обычно не удается. В их масках слишком много шутовства. Этот маски не носил. Его рука – покрытая чешуей когтистая рука – небрежно придерживала салфетку, на которой он писал номер телефона. Действительно. Какая обыденная ситуация.
- Я не твоя ручная шавка, чтобы скалить зубы по приказу, - Лукреция отбросила полукровку-фейри в сторону, тот скатился со стола, сметая с него все, что не успел до этого. – Если ты хотел посмотреть на его смерть, стоило просто промолчать.
Потом она протянула руку и взяла со стола салфетку с номером. Аккуратно убрала в карман. Спрятала нож. Черт, она так хорошо себя вела, что этим стоило гордиться. Лукреция сделала пару шагов и вытащила свое стило из шеи оборотня, который напал на нее первым. Надо же, как неудачно получилось. Хуже нет, когда инструменты обрастают чужой кожей.
-У меня есть вопросы. У тебя есть ответы, - она присела на край стола и улыбнулась. – Можешь предложить мне выпить.

Отредактировано Lucrezia Salvatore (2017-06-17 23:11:24)

0

5

Пожалуй, это действительно стоило смены планов на вечер. Теперь, глядя на охотницу не через глазок камеры, он был в этом уверен. Дерзкая, уверенная в себе и знающая, как получить желаемое. И к тому же она была красива. Той редкой красотой, что не вступает в противоречие с сущностью охотника. Убийцы.
Маг безразлично наблюдал за освобождением гибрида. Едва заметно улыбнулся:
-Толковые администраторы, знающие меру в воровстве на дороге не валяются. - полукровка, кашляя и хватаясь то за горло, то за разбитый в процессе полетов нос, поднялся на ноги, затравленно оглянулся, пошатнулся едва не свалившись снова и убедившись, что все участники шоу утратили к нему интерес поспешно ретировался, решив не искушать судьбу. Тут он был прав. Судьба редко бывала столь милосердна дважды. И уж точно, эта охотница о милосердии не слышала ничего.
Как и о щепетильности с которой ее собратья относились к стилу. Своеобразному знаку своего превосходства над прочей нежитью. По крайней мере они так считали. Чезаре подал ей платок. Когтистой рукой.
- Правда? Как великодушно. - хмыкнул он на любезное разрешение дамы. - Пожалуй воздержусь.

0

6

Платок он ей предложил, а выпивку нет. Как… не по-джентельменски. Лукреция негромко хмыкнула и взяла протянутую ей тряпочку, не забыв подковырнуть коричневую чешуйку у фаланги большого пальца. Та не отпала, умножая разочарования этого мира.
- Как скучно, - сказала Лукреция и, потянувшись через стол, подхватила бокал мага и сделала глоток. – Шотландский виски, - сказала она и, наконец, взглянула Чезаре Неро в глаза. Это были очень красивые светлые глаза. В них не было ровным счетом ничего человеческого. – Ирландский был бы менее очевидным выбором.

0

7

-Иногда очевидность оказывается самой большой неожиданностью. - после небольшой паузы, заметил Чезаре, глядя на охотницу с его бокалом.- Впрочем, это - японский Hibiki. - она походила на кошку. Наглую, грациозную и свободную. От всего.
Маг улыбнулся. Привстал, потянувшись к сидящей на краю стола охотнице, взяв левой рукой свой бокал, впрочем не забирая его из руки нефилима.
- Было бы обидно потратить столько усилий и уйти ни с чем. - он вновь сел, а в бокале между кубиками льда осталась крупная черная чешуйка.

0

8

У мага было странное чувство юмора, если слово «странно» вообще можно было применить к таким, как он. Дети демонов. Лукреции временами было любопытно – каково это. Когда чуждая этому миру кровь начинает говорить в таких венах. Кровь ангела в своих, она никогда не ощущала.
Пару секунд они держались за бокал вместе – чешуйчатый маг и охотница, которая, если откровенно, должна уничтожать таких как он. В этом был, вероятно, определенный символизм, но Лукреция была плохо образована, и потому предпочитала не замечать значимости момента. Билась в уши музыка. Глядя на лицо мага, расчерченное синими и белыми тенями, Лукреция улыбнулась и сделала глоток виски. Она поймала чешуйку зубами.
- Так что насчет вопросов и ответов? – поинтересовалась она, вертя неожиданный подарок в пальцах. Символизм момента. У нее действительно было плохо с этим.

Отредактировано Lucrezia Salvatore (2017-06-20 23:57:48)

0

9

Парадокс: она была истинной охотницей. Но в ней не было ничего от нефилимов. Она не походила на них совершенно. Даже руны - непременный атрибут ангельских отпрысков выглядели на ней по другому. В нефилимах течет кровь ангелов? Правда? Присмотритесь.
Возможно дело было в том, что нефилимы сколь ни кичились они своей разбавленной кровью были все же не потомками ангелов, а так… субпродуктом. Первый эксперимент по генной модификации, если угодно. Отходы производства. Эта же охотница… Нет, в ней не было ничего ангельского. Ни капли того, чем так кичаться и что так сильно портит нефилимов.
- Пожалуй, я начну. - маг, едва заметно улыбнулся глядя на нее. - Как твое имя?

0

10

Все происходило несколько не так, как Лукреция запланировала. Можно было, конечно, обвинить в этом мага – Чезаре Неро оказался неожиданно… интересным, но даже самые интересные существа не были достаточным отвлекающим фактором, если Лукреция чего-то хотела. А она хотела. Ответа. Вот только вопрос который она собиралась задать первым, потерял актуальность.
- Лукреция, - ответила она, подкинув чешуйку в ладони, а затем убрав в карман. Достаточно обыденно. Кто-то чуть более спесивый, счел бы подобные подарки унизительными. Возможно, Чезаре повезло, что она не была достаточно спесивой. Или, возможно, в этом плане повезло ей. – Моя очередь?
Она сделала еще один глоток виски и поставила бокал на разгромленный стол. Светомузыка сменилась и тени, пятнами скользящие по лицу мага, стали красными и желтыми. Столь жизнерадостные цвета неожиданно придали ему больной вид. И сделали еще более не-человеком, чем до этого.
- Когда я шла сюда, у меня было желание спросить – почему я теперь не могу заложить бабушкину брошь, чтобы купить новое платье? Но я передумала, - она изогнула губы в легкой улыбке и наклонилась вперед, опираясь ладонью о столешницу. – Теперь я хочу знать, что ты будешь делать. Что ты будешь делать, когда все закончится? Когда мой народ потеряет влияние и власть, когда наши жалкие выжившие в твоей войне остатки забьются в норы, вынашивать планы мести? Когда твой план обернется блистающей победой – что ты будешь делать тогда, маг? Считай это праздным любопытством.

Отредактировано Lucrezia Salvatore (2017-06-21 18:36:15)

+1

11

Чезаре улыбался глядя на… Лукрецию. Ей подходило это имя. И это места. Беснующаяся где-то там толпа, агрессивный бит, виски, труп у нее ног, битое стекло и опрокинутые бокалы на столе. Прекрасная композиция.
А еще она была умна. Маг подался вперед. Теперь он почти касался губами губ собеседницы. Несколько секунд он просто смотрел ей в глаза. Отнюдь не ангельские. Постоянно меняющейся освещение призвало им самые невероятные оттенки. Не естественные. Почти демонические. Но то, что скрывалось в них, не имело к светомузыке никого отношения. Потом он улыбнулся, словно смакуя каждое мгновение:
-Разве это не очевидно? - тихим, шепотом спросил он, - Править. - он все еще смотрел ей в глаза.- Что бы потом двинутся дальше. Мир так велик. В нем столько всего… непокоренного.
Музыка затихла. Очевидно ДиДжеи как раз меняли друг друга за пультом. Но толпа продолжала реветь, требуя новую порцию сводящего с ума ритма. Чезаре чуть отстранился и слонов голову на бок окинул Лукрецию оценивающим взглядом.
- Нет. - заключил он. - Ты не носишь платья. Не те, которые можно купить за бабушкину брошь.

0

12

Править. В этом слове было многое, но оно отнюдь не объясняло всего. Если бы маг, на которого она сейчас смотрела с расстояния не более нескольких дюймов, желал править, он бы уже получил желаемое. Возможно, не нижним миром – разрозненным, хаотичным, лишенным общего ядра, но чем-то другим – непременно. И для этого было вовсе не обязательно ждать несколько веков. В том, что Чезаре Неро родился не вчера, Лукреция не сомневалась.
Мир изменился. Время походов и завоеваний прошло. И люди, и нелюди предпочитали договариваться. Заключались союзы. Подписывались соглашения. Война перестала быть откровенной, предпочитая прятать свою жажду наживы под нелепыми лозунгами. Валентин Моргенштерн тоже отдавал предпочтение лозунгам, но он принес в болото нижнего мира то, чего он так долго ждал. Даже не война. Лишь зародыш ее. Но этого уже было достаточно, чтобы Лукреция осталась в Аликанте.
Лукреция жаждала войны. Зверь в ее душе рвался с цепи и полосовал когтями, требуя битвы, силы, чего-то настоящего и неподдельного, непохожего на то, что составляло картонный мирок охотников. Лукреция не разделяла взглядов Моргенштерна, но он мог помочь ей. Иначе бы она просто сошла с ума.
А теперь оказалось, что он вовсе не один такой.
- Вот как, - Лукреция улыбнулась, после чего разорвала контакт взглядов и выпрямилась. – Любопытно.
Она спрыгнула со стола и, обтерев от засохшей крови стило, уронила тонкий батистовый платок на колени его хозяину. Следовало сказать нечто заключительное. Хотя бы просто попрощаться, но с пониманием атмосферы у Лукреции было примерно так же, как с классической литературой. Она развернулась и направилась к выходу из зала. Никто ее не задержал.

На следующий день на стол Валентина Моргенштерна лег подробный отчет, в которым фигурировало множество имен по делу о ростовщиках. Имя Чезаре Неро стояло в нем особняком.

0


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Личные эпизоды » die another day


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC