Во тьме ночной при свете дня

Мини-злодей форума ¦ Мистер-маг


Осенью как-то особенно хочется жить, и дрожащие от тумана улицы кажутся растворенными во времени...
Шаблон анкеты ¦ Гостевая ¦ Список ролей ¦ Внешности ¦ Сюжет ¦ Сюжетный FAQ ¦ Нефилимы ¦ Вампиры ¦ Маги ¦ Круг ¦ Нужные всем ¦ Оборотни

События в игре: Валентин Моргенштерн захватил власть в Аликанте. Представители Конклава сдались и приняли его правление. Те несогласные, кто решил выступить против Моргенштерна отправились в Институты, чтобы спланировать свои дальнейшие действия. Джонатан Моргенштерн подчинил себе Джейса Эрондейла, а его друзьям пришлось спешно покинуть Идрис, чтобы не угодить в руки Валентина. Вместе с ними в Нью Йорк отправились представители нежити, оборотней и фэйри.


Лучший пост
Цитата месяца
Читать пост
Быть сыном того самого Моргенштерна было нелегко, они оба прочувствовали это на себе, а потому, хоть и были преданны, слепой любви к нему, как в детстве, не питали.
Активист
Jonathan Morgenstern
Глас администрации

Ссылка на наш блог
Мы рады приветствовать вас на новой ролевой по "Орудиям смерти"! Очень надеемся, что вам вместе с нами захочется окунуться в этот удивительный и необычный мир К. Клэр, и написать там свою историю. Поздравляем всех с открытием!
.

TMI. The Dark Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Личные эпизоды » Let the sky fall


Let the sky fall

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

LET THE SKY FALL

Это было неизбежно. Открытое столкновение сумеречных охотников и жителей нижнего мира, и новая встреча мага и охотницы. На сей раз на поле боя.

Участники: Чезаре Неро, Лукреция Сальваторе
В
ремя:конец декабря 2017.
Место действия: Пригород ЛА
Предупреждения: не для слабонервных.

0

2

Все началось как обычно. С трупа. Точнее нескольких. Чей труп был первым охотника или оборотня сказать было сложно. Оба ключевых свидетеля были мертвы, а бар, где все произошло пылал. Что именно они не поделили особого значения не имело. В конце концов нефилимы и оборотни никогда не были лучшими друзьями. Сейчас же, когда Договор фактически больше не имел силы, причин сдерживаться не было ни у кого. Быть может все и закончилось бы безыскусной мексиканской дуэлью, если б у обоих зачинщиков не обнаружилось приятелей по близости. А они в свою очередь не вызвали подкрепление. Которому банального мордобоя было явно мало. Очевидно, весть об очередном неповиновении охотникам дошла до самой верхушке, вызвав там живейший интерес и обычный для поклонников господина Моргенштерна, энтузиазм. Ни что так не бодрит с утра, как истребление нежити.
Дальнейшее должно было превратиться в кровавую бойню. Отряд из пятнадцати тяжело вооруженных нефилимов ворвался в автомастерскую, где базировалась стая, только что потерявшая одного из своих. Волки хотели крови. Их желания вполне совпадали с намерениями охотников.
Маг улыбался наблюдая за тем, как крошечные фигурки нефилимов окружают здание, готовясь к внезапному штурму. На поверхности вылитого на рабочий стол кофе, быстро перемещались игрушечные человечки, что бы вот-вот ворваться в такое же кукольное здание с плавающими в нем частицами кофейной гущи.
-Все на местах. - доложил высокий светловолосый оборотень. В его голосе не было нетерпения. Простая констатация факта.
-Хорошо- Чезаре кивнул, давая понять, что принял к сведению и откинулся на спинку кресла, так будто не собирался покидать его в ближайшее время. - Еще рано.- 
Возня продолжалась еще несколько минут. Пока «человечки» наконец не решились и не ворвались в здание.
-Я прикажу всем занять позиции. - предложил оборотень, явно готовый сделать стойку.
Маг отрицательно качнул головой.
-Нет. Еще рано.
Прошло еще несколько минут пока из здания не выбежал окровавленный оборотень. Он упал в одном прыжке от окна из которого выпрыгнул. Вслед за ним из здания появился охотник, одним ударом снесший лежащему на земле раненному противнику голову. Губы мага растянулись в хищной улыбке.
-Кажется, кто-то уже перешел к сладкому. - негромко произнес он и дождавшись пока нефилим вновь скроется в здании коротко роил, - Пора.
Расчет Чезаре был прост: дать охотникам захмелеть от крови, что бы ударить в спину.  
Вокруг здания мастерской, где явно кипел бой, по тому что оборотни умирать никак не желали, открылся десяток порталов с интервалами в несколько секунд. Оборотни, вампиры, пятерка магов. Никто из пришедших сегодня за жизнями обитателей нижнего мира охотников не должен был уйти. Это было предельно ясное послание.
Здание было окружено. Бой шел внутри. И на гостей здесь явно не засчитывали. Едва ли нефилимы обрадовалась сюрпризу. В правой Чезаре была удлиненная чинкуэда. Он не использовал магию, предпочитая убивать глядя в глаза противника, чувствуя запах его крови на своем клинке. Иначе в чем удовольствие? 
Клинок впервые за сегодняшний день вкусил крови. Лезвие вошло в живот нефилима. Один поворот клинку мог бы оборвать агонию охотника. Но умер он не от этого. Маг левой рукой, той самой, что досталась ему от отца, вырвал противнику гортань. Брызнула кровь. Капли оседали на руках, одежде, волосах мага. Все только начиналось.
Эпицентр битвы находился чуть в стороне от восточной стены здания, там не было разобранных на запчасти автомобилей, а технические ямы были пусты и закрыты. Чезаре видел, как упал один из оборотней, зажавших, или думавших, что зажали нефилима, в кольцо. За тем лишившись сперва одной руки за тем ноги, рухнул второй, что бы получить удар в позвоночник. И маг увидел ту, кого прежде скрывали массивные фигуры. Он знал, что они еще встретятся. Кожаный доспех Лукреции был покрыт кровью. Алые капли были на ее лице. Но не это было главным. Выражение ее лица… То, каким было ее лицо, когда она выдергивала ангельский клинок из еще горячей, но уже мертвой плоти…
Маг мог двигаться очень быстро. Не человечески быстро. В одно мгновение оказавшись возле сражающихся, Чезаре свернул очередному бросившемуся на Лукрецию оборотню шею, одновременно перехватив ее руку с клинком. А второй, грубо схватив охотницу за волосы, запрокинув ее голову. Это не был поцелуй. Скорей удар. Резкий, грубый, настойчивый. Что бы почувствовать вкус ее крови.
Он толкнул Лукрецию назад, так словно собирался впечатать ее в стену. Но вместо стены за спиной нефилима был портал.

- Решил предложить тебе выпить. - усмехнулся Чезаре, на губах которого все еще была кровь Лукреции.

Отредактировано Cesare Nero (2017-06-24 11:35:10)

+1

3

Такие вещи становились – или должны были стать – привычными. В текущих обстоятельствах. Нежить знала, что все изменилось, и баламуты из, так называемого, сопротивления вовсе не способствовали выработке у них ложных представлений, способствующих плавному переходу и отсутствию паники. Нет, Лукреция вовсе не относилась к восставшим против режима Моргенштерна снисходительно. Она толерантно придерживалась мысли, что каждый волен умирать за свои идеалы так, как ему хочется.
Это не было официальной карательной акцией. Могло бы быть – Лукреция нисколько не сомневалась в новом политическом курсе – но не стало. По одной простой причине – высочайшему начальству не сообщили. Никакому начальству не сообщили. Просто один молодой идиот сложил голову за правое дело – подрался в баре с нежитью. А другие молодые идиоты решили свершить праведную месть – сделать драку более масштабной. Все идиоты были искренними приверженцами идеалов Круга Разиэля. И как бы ни хотелось повстанцам думать обратное, таких было много. Очень много. Власть Моргенштерна вовсе не была столь шаткой, как могло подуматься на первый взгляд, и не питалась одним лишь страхом.
У Лукреции не было причины находится в Лос-Анджелесе сегодня. Официальной. Но, во-первых, ей было скучно в Идрисе, и, при появившемся шансе, она оттуда исчезала. А во-вторых, у нее было полно неофициальных причин, пусть сверкающий как безвкусная бижутерия город примитивных и был ей неприятен.
Причин идти вместе с четырнадцатью остолопами у нее тоже не было, но тут уже было дело вкуса. Ей хотелось охотиться, знаете ли. Это не должно было оказаться сложно. Если бы это не было ловушкой.
Пятнадцать нефилимов против кучки оборотней. Ладно. Стаи. Стаи оборотней. И их было больше, разумеется. Это было непросто, но выполнимо.
- Они всего лишь животные, - старательно пряча презрение под сосредоточенностью, сказал Майкл. Он мнил себя лидером, как впрочем, многие здесь. Остальные считали себя просто скромными святыми, совершающими благое дело. Во славу Ангела, разумеется. – Чуть умнее диких зверей, но даже то, что их вдвое больше, чем нас, ничего не значит.
«Втрое, - подумала Лукреция, изучая здание автомастерской. – Как минимум. Но это, действительно, не то, что имеет значение»
- Зайдем по моему сигналу, - продолжал Майкл. – Нужно убедиться, что это не ловушка.
«И правда, нужно, - подумала Лукреция. – Потому что это ловушка, милый. Потому что мы торчим здесь под рунами сокрытия, но они чуют наш запах. И не выходят. А они не вы. Если бы это не было ловушкой, они не стали бы принимать бой в помещении, где зверю неудобно. Так что, иди. Убедись»
Лезть в ловушку Лукреции не хотелось. Отказываться от охоты – тоже. Но, в конце концов, она не планировала жить долго и счастливо, а за пазухой у нее лежал кристалл  с заклинанием одноразового портала. Почему бы не рискнуть? Все это было крайне, крайне любопытно.
- Следите за периметром, - скомандовал Майкл пятерым нефилимам, недовольно заворчавшим. Майкл поднял руку. – Нет. Я все понимаю. Но это важно. Если это бунт нежити, мы обязаны отстоять интересы сумеречных охотников. А для этого мы должны сохранять бдительность.
Это была здравая мысль. Лукреция взглянула на Майкла с некоторым удивлением. Ему было около двадцати пяти. Может быть, ему действительно подходило звание лидера. Может быть.
С другой стороны, в людях он не разбирался вообще. И последующие события это доказали.
На них никто не бросился когда они вошли, но стоило охотникам оказаться на открытом пятаке пространства, как оборотни кинулись – казалось, что все разом. Разумеется, это было не так. Лукреция, когда в это время была еще у дверей, заметила около пятнадцати волков. Очень мало.
Она метнулась в сторону, к стеллажам с материалами, на бегу называя оба клинка, что держала в руках. Имена ангелов сливались в гул, и полупрозрачный металл вспыхивал, освещая темную мастерскую. Обыкновенно, Лукреция не стала бы использовать в бою сразу два меча, ибо считала это пустой растратой и глупым позерством, но сейчас она решила, что практичностью и разумной бережливостью стоит пренебречь. Когда под один клинок попалась голова черного волка, а под рукой не до конца трансформировавшаяся рука, она убедилась, что интуиция ее не обманула.
Стеллажи, валяющиеся тут и там внутренности автомобилей, сами автомобили, выпотрошенные, как готовая к обжарке рыба – все это было преимуществом для хозяев и помехой для гостей. Но беда оборотней с их звериными инстинктами была в том, что нефилимы тоже обладали инстинктами. А еще – их обучали с малолетства. Большинство из них. И среди пятнадцати собравшихся здесь, не было ни одного не видевшего боя теоретика, пусть и опытными бойцами никого назвать было нельзя.
Лукреция запрыгнула на капот автомобиля, и, едва ее ноги коснулись пружинящей поверхности металла, быстро сделала пол шага и поворот – клинок глубоко вошел в шею распластавшемуся в прыжке волку – и еще шаг в сторону – голова оборотня покатилась по капоту, и лишь тогда его тело захватила сила притяжения.
Один, - сосчитала для себя Лукреция. Но уже на цифре три она сбилась, потому что желающих пополнить собой ее импровизированный список побед, оказалось слишком много, чтобы успевать считать. Ей даже не приходилось сходить с места – только изредка, в качестве услуги для собрата-охотника. Оборотни не стреляли. Как глупо, - подумала Лукреция. Они же вроде разбираются в технике. Где хотя бы один пистолет? На ней самой был лишь легкий кожаный доспех – ни наручей, ни поножей, ни усиленного адамасом нагрудника. Одна пуля и был бы один мертвый нефилим.
«Средние века» - сказала сама себе Лукреция, теснимая в угол тремя оборотнями. Она подпрыгнула и ударила не трансформировавшегося оборотня с куском арматуры в руках подошвой в кадык, потом оттолкнулась от стены и рассекла тело второго от шеи до паха. На лицо вновь брызнула горячая кровь. Лукреция нанесла еще два удара и улыбнулась, слизывая соленые капли с губ.
Именно тогда она заметила, что один из охотников, который должен был следить за периметром, добивает своего врага красивым ударом меча в голову.
Думать было некогда, потому что ее снова начали теснить. Сказать по правде, она совершенно не понимала, почему все оборотни не встретили их в облике волков. К чему эти когти и клыки при человеческом теле? Чуть больше силы? В лучшем случае половина силы зверя. А если оставляешь себе лишь половину силы для защиты, то следует быть готовым к последствиям. Лукреция улыбнулась так, словно получила долгожданный подарок. Вой оборотня от потерянной руки сладчайшей музыкой влился ей в уши. Она убила его легко обойдя теснивших сзади и ударив в спину. Как некрасиво с ее стороны. Лукреция откинула голову назад, позволив себе полсекунды наслаждаться видом поверженных врагов. Что-то глубоко внутри нее удовлетворенно мурлыкало. Это чувство было сродни истоме, охватывающей тело после оргазма – только сильнее. И продолжительнее.
Она почувствовала и взгляд, и движение – как если бы волосы зашевелились у нее на затылке. И она почти успела обернуться, игнорируя нового нападающего, когда сильная рука резко дернула ее голову назад. Поцелуй? Укус. Фонтан крови из разорванной аорты. Лукреция смотрела в светлые нечеловеческие глаза не более секунды, прежде чем портал за спиной поглотил ее и мага.
По инерции Лукреция отлетела на несколько шагов, ударившись о стоящий позади стол. Она инстинктивно сгруппировалась, ожидая и почти предвкушая нападение. Кабинет, - заметила она краем глаза. Подробности потом.
- Эффективный способ приглашать в гости, - сказала она, языком смахивая с губ остатки своей и чужой крови. Ее лицо и волосы, раскрашенные сейчас во все оттенки красного, наводили на мысль о ритуальных красках языческих воинов. По крайней мере, наводили ее саму. Что думал об этом маг, ей было неведомо.
Клинки она все еще держала в руках и опускать не собиралась. Вместо этого она медленно пошла по кругу, обходя Чезаре Неро.
- Кто-нибудь отказывался?

+1

4

Собранная и в то же время совершенно расслабленная. Готовая атаковать или мгновенно уйти из-под удара. Ни секунды дезориентации. Кошка, что всегда приземляется на лапы. Не покорная. Своенравная. Сама по себе. Такой, маг видел Лукрецию Сальваторе. Такой она стояла перед ним сейчас. Брызги крови, разукрасившие ее лицо и одежду причудливыми мазками. Было в этом что-то древнее, первозданное. Маг хотел бы перенести это мгновение на холст.
Валентин Моргенштейн и его полевые командиры либо слепцы, либо глупцы. Что в сущности одно и то же. Они не видели. Иначе, Лукреция давно была бы мертва.
-Обычно я не предоставляю выбор. - едва заметно улыбнулся маг, наблюдая за Лукрецией. Он не двигался, следя за тем, как она обходит его по кругу. Лишь повернул голову, а в его руке, вновь появился призванный клинок. - Думаешь, отказаться?

Отредактировано Cesare Nero (2017-06-25 13:34:22)

0

5

Лукреция была недовольна. Ее выдернули из боя, где еще оставалось немало врагов, пусть неожиданная подмога сводила на нет все шансы на выживание группы из пятнадцати охотников. Это было неважно. Пока был враг, пока можно было вонзить в живую плоть ангельский клык, по ошибке зовущийся клинком, Лукреция хотела быть там. Но маг по имени Чезаре Неро не спрашивал позволения. В другое время она оценила его деловой подход.
Он выдернул ее из боя. Но не из битвы. Жар в ее крови не был послушной псиной, чтобы гаснуть по первому окрику хозяина. Впрочем, Чезаре не был и хозяином. Он никем не был. Но у него в руке было оружие. Лукреция медленно улыбнулась.
- Убеди меня, - сказала она и плавным, почти ленивым движением скользнула вперед, низким выпадом, что должен был вспороть живот мага, если бы на пути его не оказался тяжелый меч с нелепым треугольным клином. Лукреция отступила назад, не прекращая вращать клинок, и вновь ударила – сначала одним, затем вторым мечом. Она походила на медленно набирающие ход лопасти ветряной мельницы. Маг атаковал мечом, забыв, что он маг. Почему? Лукрецию это не волновало. С другой стороны, она не оставляла без внимания второю руку Неро. Как потому, что она сама по себе была оружием, так и ожидая заклинания. Такие, как Чезаре не соблюдали правила.

0

6

Воздух казал раскаленным. Он почти кипел, вторя нарастающему жару в крови и огненной ярости в льдисто-голубых глазах охотницы. Чезаре чувствовал этот огонь почти физически. И это заставляло его собственную кровь закипать.
- Как пожелает мона. - ответил он на итальянском, чуть поклонившись и тут же парировав первый удар.
Плавное текучие движение и первый пробный удаль. Удар металла о металл. Вопреки обыкновению на этот раз ангельский клинок не разбил хрупкую сталь. На лезвии чинкуэды не осталось даже зазубрин. Выкованная еще до рождения Чезаре из метеоритного металла, позднее зачарованная им, она не боялась ангельских когтей.
Лукреция была быстра, стремительна и смертельно опасна. Ее не интересовал исход поединка. Только сам процесс. Это пьянило.
Меч мага значительно тяжелей и шире, быстрых клинков Лукреции, но он будто не чувствовал его веса, похожая на акулий клык чинкуэда плясала в руке Чезаре. Необычная для такого меча длина позволяла без труда парировать удары обоих клинков нефилима. Маг стремительно менял не только стойки, но и стиль боя. Резко переходя от колющих ударов к рубящим. Маг не стоял на месте.Это был танец. 
Левая рука Чезаре осталась за спиной. До времени. Быстрая подсечка и жало чинкуэды стремится к груди нефилима. Но еще до следующего удара сердца маг ловит адомастовое лезвие на плоскость своего клинка.
Время вокруг сражающихся и между ними, казалось текло по разному. Стремительная схватка превратилась в вечность. Упоительно. Чезаре не слышал звона миталла. Лишь бой сердца Лукреции.
Маг резко ушел в бок, обходя противницу и когда адамастовые клинок взлетел для удара, Чезаре перекатом изменил положение, левой рукой, той что до сих пор он не пускал в ход перехватил серебряный клык. Демоническая броня выдержала. Одновременно с этим чинкуэда легко словно перышко чиркнула по ремням перевязи, перерубая их. Подсечка должна была сбить охотницу с ног.

0

7

Он был текуч, как вода. Таким и должен был быть настоящий фехтовальщик – так, по крайней мере, утверждали оба наставника Лукреции. Сама она никогда не была водой. Ее острые жалящие движения напоминали языки пламени, а поле боя было для нее горящим лесом, где падали обломки древесных исполинов, и даже сама земля под ногами вспыхивала, не давая задержаться на ней ни единой лишней секунды.
Тяжелый нелепый меч в руках мага пел яростно и радостно. Так, как никогда не смогла бы спеть ни одна другая чинкуэда – клинок, который казался Лукреции нелепым и неудобным, а потому чуть менее смертоносным, чем положено настоящему клинку. Магия. Ее не было. Неро следовал правилам, и это изумляло Лукрецию где-то далеко – на краю захваченного схваткой сознания. Она атаковала все быстрее и быстрее, и звон волшебного адамаса и загадочного металла, из которого была изготовлена чинкуэда, становился все пронзительнее и чище.
Лукреция никогда не уделяла внимания танцам, но это походило на один из них – когда она, вращая клинками, теснила Чезаре по комнате, а после, когда ее место занимал он, заставляя отступать. Падали вокруг какие-то обломки, по неосторожности оказавшиеся рядом с звенящей сталью. Это было неважно.
Одно пропущенное движение и перевязь, что крепила ножны для неактивированных клинков, оказывается перерезана. Из горла Лукреции вырвалось короткое яростное рычание. Для нее существовало немного важных вещей, но ее оружие, ее доспехи, все что имело отношение к битве – было для нее важным и значимым. А Неро испортил их – издевательски, словно бы говоря: «Эй, детка, я мог бы убить тебя, но ты забавная». Никто не смел относиться к Лукреции Сальваторе снисходительно.
Лукреция легко ушла от подсечки просто прыгнув вверх – легкое и гибкое тело позволяло ей это, так же как и руны, делающие ее немного большим, чем просто человек. Один из клинков остался в чешуйчатой руке мага, по второй же Лукреция нанесла удар уже поворачиваясь в воздухе. Но она не приземлилась на землю. Длинные ноги охотницы обхватили шею Чезаре, сдавливая ее и перекрывая кислород, а вес тела Лукреции неотвратимо увлекал мужчину назад, уговаривая подчинится силе земного притяжения.

Отредактировано Lucrezia Salvatore (2017-06-27 20:34:24)

0

8

Легкая, быстрая, казалось сила земного притяжения была не властна над ней. Весь бой Лукреция двигалась едва касаясь земли. Когда же она взмыла вверх… Чезаре позволил себе пол мгновения любования. Это стоило ему выбитого из руки меча. Но значения это не имело. В чинкуэде не было больше нужды. Он отбросил в сторону ставший бесполезным ангельский клинок, оставшийся у него в левой руке. И одновременно с этим сильные ноги Лукреции сдавили его горло. Чезаре не стал ничего делать.Лишь подался инерции, позволяя опрокинуть себя на пол. Что бы перехватить правой рукой запястье охотницы с оставшимся клинком и перевернуться, прижимая ее к полу.
Не смотря на нехватку воздуха и все увеличивающееся давление на шею, Чезаре улыбнулся посмотрев в глаза Лукреции. Яростные, словно в них была огонь. Одной рукой он все еще удерживал ее запястье, пальцы же другой неожиданно мягко, почти нежно, ласкающим движением прошлись по шее охотнице. От уха вниз к  ложбинке в середине ключицы. А потом острый коготь замер под подбородком охотницы. Он не надавливал почти не касаясь кожи. Но одного вздоха было достаточно, что бы выступила капля крови. 


0

9

Ее рука все еще сжимала клинок, и даже удар об пол не заставил Лукрецию выпустить оружие из рук. Один взмах – и голова мага, столь удобно зажатая ее коленями, упадет вниз, как спелый плод. Лукреция могла это сделать. Как Чезаре мог проткнуть тонкую кожу на ее горле, заставляя захлебнуться собственной кровью. И это вовсе не было патом – лишь вопросом своей и чужой безжалостности. Но, прежде всего, скорости, потому что с безжалостностью у них обоих вышла бы ничья.
Мгновение до следующего вздоха. Или он. Или она. Лукрецию будоражила эта опасность, точно так же как и боль, которую причинял ей коготь, упирающийся в нежную кожу под подбородком. И она выпустила ангельский клинок из ладони, чтобы кончиками пальцев скользнуть по отливающей бронзой чешуе. Одна такая чешуйка была надежно спрятана под курткой, нанизанная на кожаный шнурок. Острая, как бритва. Лукреция любила опасные игрушки.
- Считай, что убедил, - сказала она, ослабляя хватку коленей на его шее. Одну ногу она опустила на пол, вторая небрежно покоилась на плече Чезаре.

0

10

Одно мгновение, которое могло бы решить все. Так или иначе. Одно движение и конец игре. Или начало. На этот раз Чезаре все же дал возможность выбора. 
Маг почувствовал, как расслабляется сперва рука Лукреции, а потом все ее натянутое как струна, словно состоящее из жгутов мышц, тело. 
Он скользнул рукой по ее ноге от колена к бедру и переместился вверх, что бы собрать губами кровь на ее шее. Кровь нефилимов - наркотик для вампиров. Возможно, не только для них.
-Значит,- шепнул он касаясь губами ее уха, - я должен тебе выпивку.
Сейчас, когда по венам текла не кровь, а кипящая лава, маг склонился над Лукрецией не торопясь вдумчиво наслаждаясь вкусом ее кожи. Как не спешат хищники настигшие жертву. Только сейчас хищников было двое. И больше не существовало ничего. Вот только чертова одежда… Некоторых усилий стоило избавиться от нее не сорвав так мешающие сейчас слои ткани. К черту, куртку, футболку… Маг едва не зарычал увидев препятствие в виде доспеха. Но одолев его был вознагражден. Это была щедрая награда. Желанная, сводящая с ума. А еще на га гладкой белой коже тонкой змейкой вокруг шеи овился кожаный шнурок. На конце которого висел знакомый ромб черной чешуи. И это заставило мага потерять голову окончательно.
Чезаре был жаден, властен, даже груб. Но он хотел эту женщину. Всю без остатка. И заявлял об этом каждым движением, поцелуем, сорванным с ее губ стоном, криком. Снова и снова. Пока огонь в их жилах не испепелит их обоих. И было так.
Много позже, когда обычное зрение и слух вернулись к нему, Чезаре приподнявшись на локте ленивым удовольствием окинул взглядом лежащую рядом обнаженную Лукрецию. Из этого тоже вышло бы великолепное полотно. Вот только… Чезаре вырвал бы глаза всем взглянувшим на него. 
Следующим, что увидел Чезаре было то, что когда-то было его кабинетом. Разломанная мебель, щепки, бумаги, разбитый компьютер… И это без всякой магии.
- У меня еще много комнат. - негромко усмехнулся он. - Есть, где повторить.

Отредактировано Cesare Nero (2017-06-29 15:45:37)

0

11

На свете не так уж много удовольствий. Кому-то нравится еда, кто-то наслаждается природой, а кто-то - властью. Лукреции нравились сражения и секс, и то, что одно перетекало в другое, было для нее самым естественным ходом вещей. Немногие понимали ее собственную философию гедонизма, но еще тогда, при первой встрече, глядя в глаза мага по имени Чезаре Неро, Лукреция знала – он поймет. Он знает.
Как клинок отвечает на взмах клинка, она отвечала на страсть Чезаре своей страстью. Ее обуревала его сила – под ее ладонями перекатывались гладкие мышцы. Лукреция хотела его тело, так же как желала его силу – получить себе и испытать на себе. Вместе, но не по отдельности.
Жесткий пол под лопатками. Скользкое от испарины тело. Жесткая ладонь на чувствительной коже бедра. Толчок. Поцелуй. Вдох. Наслаждение, как горячая патока, утопившее в себе целый мир.

Когда белый шум перед глазами сменила более контрастная картинка разгромленного кабинета, Лукреция недовольно поморщилась. Чувствительная кожа спины вся горела от того, что ею проехались… ну, по ощущениям, это был наждак. Возможно, что-то другое.
- Ванная, - сказала Лукреция, гибко поднимаясь с пола и потянувшись. Одежда, некогда бывшая ее боевым облачением, валялась на полу крайне непрезентабельными грудами.
Она взглянула на удобно расположившегося на полу мага. У Лукреции никогда не было котов, но она была уверена, что именно так выглядит кот, который объелся сметаны.
- У тебя же есть целая ванная?

0

12

Несколько секунд Чезаре смотрел или скорее рассматривал охотницу. Не оценивающе. Отнюдь. Скорей, удовлетворенно. Он был доволен тем, что видел и не давал себе труда скрывать это. Ее точеное, сильное, словно сплетенное из жгутов тонких мышц тело покрытое новыми и старыми рунами… Было в этом что-то от древних языческих жриц. Тех, по чему слову на алтарь всходили послушные жертвы, что бы такие как она вонзали в их сердца обсидиановые ножи. Лукреция была прекрасна.
-Вторая дверь на право. - лениво отозвался он, после нескольких секунд созерцания. - Но это скучно. - Чезаре вновь как ни в чем не бывало растянулся на полу, словно рассуждая о чем-то пространном. - Если немного поискать, то можно найти вполне целый бассейн.

0

13

Чезаре всем своим видом демонстрировал декаденсное наслаждение жизнью. Лукреция лишь фыркнула. Бассейн. Ну кто бы сомневался. Ей бассейн был не нужен. Вторая дверь направо? Отлично.
Струи душа послушно смыли с тела кровь, грязь и пот. Она накинула халат – не то чтобы это было настолько необходимо, вряд ли ей грозила простуда, но он здесь висел. Что-то стилизованное под шелковистые одеяния востока. Явно женский. Лукреция была далека от мысли, что висел он здесь специально для нее – или для других гостей. Значит, сей атрибут здесь кто-то оставил. Женщина, которой маг позволял сеять семена своего присутствия в своей жизни – Лукрецию это позабавило.
Вернувшись, Лукреция не нашла Неро в кабинете, но, недолго думая, толкнула соседнюю дверь. Что-то вроде гостиной. Мало мебели, много странных светильников, стеклянная стена, отделяющая квартиру – теперь это было очевидно – от панорамы города. Лукреция узнала Лос-Анджелес. А она уже была готова к Африке или Северному полюсу.
- Так что там насчет выпивки, которую ты мне задолжал? – поинтересовалась она, присаживаясь на подлокотник дивана.

0

14

Кошка. Вот кого напоминала эта охотница. Своенравная, дикая, не предсказуемая, независимая, такая же грациозная и опасная. Удачное приобретение.
Когда Лукреция продефилировала к двери скрывшись за ней Чезаре тоже поднялся. Валяться на жестком полу разгромленного кабинета в гордом одиночестве - определенно не одно из тех удовольствий, которым он предпочитал занимать свое время.
Ванна в доме мага благо была отнюдь не в единственном экземпляре. Когда Лукреция нашла его в одной из гостиных, маг успел принять душ и даже одеться. По крайней мере теперь на нем были штаны. Черные шелковые штаны. Лукреция тоже нашла для себя кое-что подходящее. Чезаре спрятал ухмылку. Этот сувенир он выпустил из внимания. Его, но не его хозяйку. Или теперь уже бывшую хозяйку.
- Ты же не ждешь услышать от меня банальность вроде « я всегда плачу свои долги»? - маг ухмыльнулся, - Это было бы невообразимо пошло. - не смотря на свои слова, подойдя к Лукреции он подал ей бокал с вином. Кьянти. Самое итальянское из всех вин. В руке у мага тоже был бокал. - Ты - единственная выжившая. За это стоит выпить.

0


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Личные эпизоды » Let the sky fall


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC