Во тьме ночной при свете дня

Мини-злодей форума ¦ Мистер-маг


Осенью как-то особенно хочется жить, и дрожащие от тумана улицы кажутся растворенными во времени...
Шаблон анкеты ¦ Гостевая ¦ Список ролей ¦ Внешности ¦ Сюжет ¦ Сюжетный FAQ ¦ Нефилимы ¦ Вампиры ¦ Маги ¦ Круг ¦ Нужные всем ¦ Оборотни

События в игре: Валентин Моргенштерн захватил власть в Аликанте. Представители Конклава сдались и приняли его правление. Те несогласные, кто решил выступить против Моргенштерна отправились в Институты, чтобы спланировать свои дальнейшие действия. Джонатан Моргенштерн подчинил себе Джейса Эрондейла, а его друзьям пришлось спешно покинуть Идрис, чтобы не угодить в руки Валентина. Вместе с ними в Нью Йорк отправились представители нежити, оборотней и фэйри.


Лучший пост
Цитата месяца
Читать пост
Быть сыном того самого Моргенштерна было нелегко, они оба прочувствовали это на себе, а потому, хоть и были преданны, слепой любви к нему, как в детстве, не питали.
Активист
Jonathan Morgenstern
Глас администрации

Ссылка на наш блог
Мы рады приветствовать вас на новой ролевой по "Орудиям смерти"! Очень надеемся, что вам вместе с нами захочется окунуться в этот удивительный и необычный мир К. Клэр, и написать там свою историю. Поздравляем всех с открытием!
.

TMI. The Dark Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Прошлое » Я и моя тень


Я и моя тень

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Я И МОЯ ТЕНЬ
http://31.media.tumblr.com/6edf71024afbc497fc51151b7ae9e1fd/tumblr_mwfy56Jy6M1ql5hv8o1_500.gif
[the mortal instruments]

В порыве гнева Валентин сообщает сыну о существовании еще одного мальчика, живущего неподалеку. Терзаемый ревностью и темным любопытством, Джонатан тайком отправляется взглянуть на своего соперника в борьбе за отцовское внимание.

Участники: Jonathan Morgenstern & Jace Wayland
Время: ~ 8 лет назад
Место действия: Идрис, поместье Вэйландов

0

2

Известие о том, что у отца есть еще один ребенок, его, так называемый братишка, вывело Джонатана из себя сразу же, вот только ему удалось обуздать свой гнев в присутствии отца, который явно хотел тем самым его проучить. На доли секунд он даже возненавидел Валентина, который посмел променять его на какого-то другого ребенка! Теперь стали понятными причины постоянных отлучек отца, времена, когда Джонатан оставался под опекой очередной "няни". Те не выдерживали долго и часто менялись. Не сказать, что Джонатан как-то сожалел по этому поводу. Ему хотелось, чтобы отец не исчезал больше, не оставлял его на такое долгое время, но он всегда находил еще одного человека, готового следить за ним за какую-то плату. И теперь понятно почему его тянет постоянно к другому ребенку.
- Ты - монстр, - пронеслась в голове одна из фраз отца. А тот мальчик нет? Каков он из себя? Что представляет? Отец изменял его... даже внутренне он не мог заставить произнести это слово. Женщине, которая его родила. Если она не любит его, если она оставила его, когда он родился и больше никогда не вернется, он не будет называть ее "материю". У него есть мать. И иногда он видит ее. Не зря же одна и та же сова прилетает к нему несколько дней в неделю, иногда сидит, пока он не заснет или находится рядом, когда он болеет. Вот его мать. И он даже знает ее имя - Лилит. У нее красивое имя. Так вот, неужели отец изменял ей? Неужели они действительно с этим ребенком братья?

В очередной раз, когда Валентин уходит, Джонатан не выдерживает и задает этот вопрос: "Куда ты идешь? К нему?". На что отец лишь слегка улыбается, отвечая что-то из серии, будто так нужно для их будущего и открывает портал. Джонатан так и остается стоять у открытой двери. Он уверен, что отец отправился к этому мальчишке. Он долго думал о том, что нужно найти способ пробраться к нему и убить его. Тогда у отца не останется причин навещать этого заморыша. Джонатан не знает, как выглядит его "брат", но уже представляет его маленьким дохляком, который не может прожить без отца. Он невольно считал количество дней, на сколько отец пропадает и выяснил, что с тем другим ребенком он проводит больше времени. Видимо тот совсем маленький и не может о себе позаботиться. Очередной няни пока нет, потому что предыдущая оказалась никуда не годной и Джонатан предоставлен себе. Он кидает быстрый взгляд на Хьюго, думая о том, что можно продолжить его обучение, но лучше нет - это он сделает потом. Сейчас, пока портал еще работает, он отправится следом за отцом и дождавшись, когда тот уйдет (он обещал недолго) -  убьет этого слизняка. Джонатан быстро забегает в свою комнату, хватает свое оружие (отец подарил на один из дней рождения) и возвращается обратно к порталу, резко дергая дверь на себя.

Его вышвыривает в неизвестное место - Джонатан не бывал здесь раньше. Много зелени и очень тихо. Ощущение, что время замерло. Вдалеке виден какой-то дом, словно призрак, очертание, но мальчик целеустремленно направляется к нему. В какой-то момент его шаги словно замедляются и идти становится явно труднее, но Джонатан не уступает и продолжает движение. Неизвестная магия отпускает его, позволяя пройти и теперь он видит дом абсолютно четко. Скорее всего отец поставил какие-то защитные чары, чтобы никто не мог пройти - в его доме стоят такие же. Джонатан сворачивает с дороги в небольшой лесок рядом и решается идти через него, чтобы подобраться к дому ближе. Не стоит попадаться отцу на глаза, его явно не устроит, что он находится здесь, да еще с оружием. Иногда его отец понимает все очень хорошо. Он явно догадается, что хотел сделать Джонатан.
Он подбирается к дому достаточно близко, чтобы хорошо видеть входную дверь, и остается ждать момента, когда отец уйдет.

[AVA]http://savepic.net/8573619m.png[/AVA]

+1

3

Отец занят. Несмотря на то, что тот много времени проводит вне дома, Джонатан четко знает это, а потому, выпрямившись по струнке, не хнычет и не просит того остаться еще на чуть-чуть. Когда дверь закрывается, он еще несколько минут стоит в коридоре, прежде чем броситься по лестнице на второй этаж и посмотреть на удаляющийся через защитные чары силуэт. Слишком медленно. Мальчик хмурится, оглядываясь на лестницу и собираясь потратить несколько следующий часов на то, чтобы она перестала быть препятствием. Его первая руна все еще болит, в то время как по ночам он вздрагивает от навеянных ангельской силой кошмаров, но старается не подавать виду - воину не должна быть в новинку боль. Тем более, что отец гордится им - он знает это, не претендуя на любовь: жердочка для сокола все еще находится в его комнате, как напоминание об уроке, который он провалил.
Его взгляд привлекает какое-то движение за окном. Быть может, отец передумал или что-то забыл? Но нет, среди деревьев в саду, которым толком некому заниматься, мелькает чья-то светлая шевелюра. Дернувшись, мальчишка пригнулся, придерживаясь руками за узкий подоконник, лишенный всякой растительности, а потому чересчур пустой. Чужак.
Это кажется немыслимым - никто еще не проникал в поместье незамеченным. Но Вэйланд, вместо положенного детского страха, переполнен решимостью: он поймает вора и отрубит ему руку, продемонстрировав отцу свои способности. Тот давно уже обещал взять его на охоту на демонов, но предварительно строго проверял сына на готовность стать настоящим сумеречным охотником. В какой-то момент в светлой головке даже проскользнула мысль, что это все - очередная проверка отца, вернувшегося домой на такой короткий срок.
Отлипнув от подоконника, мальчик проверил прикрепленное к поясу оружие - подарок отца, которым он очень гордился и с которым едва не спал. Несмотря на то, что они находились в Идрисе - самом защищенном месте на земле, Джонатан невольно подражал почти всегда вооруженному отцу, собранному и серьезному - истинному воину с демонами.
- Можно представить у него щупальца, - тихо прошептал он, собираясь ассоциировать воришку с демоном, которого ему предстояло уничтожить. Поглядывая вниз, Джонатан тихо, как учил отец на тренировках, прокрался вниз, спрятавшись за письменным столом - в гостиной и холле никого не было, дверь все еще заперта, в отличие от нескольких окон, ведущих в сад. Сползая вниз, мальчишка хмурым взглядом окинул первый этаж: он прекрасно знал расположение мебели и коридоров, но никогда прежде не был вынужден прятаться - его всегда ждали книжки, многочисленные тренировки или - самое любимое - время вместе с отцом, даже если оно заканчивалось парой приобретенных синяков. Поэтому сейчас, если он хочет опять быть с ним, придется постараться.
Сбоку послышался какой-то шум и мальчишка, плавно перекатившись в сторону, прижался спиной к креслу. Он вытащил свой небольшой кинжал с уже нанесенными на него рунами - не ангельский клинок, но и им он гордился. Убедившись, что макушка не торчит из-за подлокотника, нефилим затаился. Ничего. Если в доме кто-то и был, то двигался он бесшумно. Зато тень отбрасывал - не очень длинная, малость скрюченная - она двигалась по ковру, в то время как Джонатан отсчитывал про себя секунды, прежде чем подставить незваному гостю подножку, после чего выскакивая из-за своего укрытия и утыкая в того небольшой кинжал.
- Кто ты такой, вор? - твердым голосом спросил он, чувствуя себя истинным хозяином как дома, так и положения.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2k3mt.jpg[/AVA] [NIC]Jonathan Wayland[/NIC]

Отредактировано Jace Morgenstern (2017-04-05 15:42:31)

+1

4

Джонатан едва дожидается, когда наконец отец уходит из дома. Он как раз подбирается к дому, чтобы пройти вниз, успеть, пока дверь не закроется или пока ее кто-то не закроет. Если отца не провожают, значит у него есть несколько секунд. Благо двигаться он умеет бесшумно и отец точно не обернется назад, когда будет уходить. Он никогда не оборачивается, когда уходит - это Джонатан знает точно.
Быстрой молнией он пронимает в дом, но в последний момент не успевает придержать дверь и та слегка хлопает. Мальчик морщится от собственной неуклюжести - надо же так. Да он весь дом сейчас перебудит и соберет! И куда идти дальше? Он слегка приседает, доставая свое оружие, чтобы быть наготове, если придется от кого-нибудь защищаться. Хотя от кого? От этого заморыша, с которым отец нянчится явно больше, чем с ним, потому что тот не может без его внимания? Тоже проблема!
И все-таки Джонатан действует аккуратно, передвигаясь медленно и бесшумно, пытаясь найти своего противника. Дом у них явно не такой, как у Джонатана и отца, другой. И явно старый... похоже в нем жили еще люди до них. Вот в их доме не жили, а сюда видимо отец поселил того, кто ему менее дорог - в развалины (и неважно, что дом казался очень хорошим, и выглядел здорово. Пока Джонатан отказывался это признавать).

Он прошел дверной проход ведущий в кухню и столовую и приближался к гостиной. Было как-то очень тихо. Слишком тихо для дома, где кто-то должен жить. Обычно, когда Джонатан бывал дома, так тихо не было. Он не любил тишину. Она давила на него, словно окружала и пугала его. Когда он бывал один, он старался создать какой-то шум, пусть тот и был фоном. Включал воду, запирал Хьюго (чтобы тот кричал и издавал какие-то звуки), иногда же пользовался какими-то электрическими вещами примитивных, радио или телевизором, но редко. Эти вещи напоминали о матери, которой никогда не будет с ними, но которой отец купил столько вещей. В этом доме техники не было... или Джонатан пока просто не заметил ее. Он невольно засмотрелся на то, как выглядела гостиная и совершенно не заметил, как кто-то поставил ему подножку. В последний момент он автоматически отбил клинок, который незнакомец хотел наставить на него.

В следующую секунду Джонатан вскочил и оказался напротив противника, готовый отражать любой удар. Его противником был... мальчишка. Мальчишка, который внешне даже чем-то напоминал его (конечно же бледная копия, как же еще).
- Я не вор, - недовольно произнес он. Джонатан хотел было добавить: Я твоя смерть! - но решил, что раскрывать планы перед врагом совсем глупо. Отец никогда так не делал и он не будет. Вот только надо было как-то объяснить кто он такой. Память лихорадочно пыталась подсказать варианты. На всякий случай он все еще держал наготове меч, если его противник начнет атаковать.
- Я живу недалеко отсюда... И вот увидел дом. Его раньше не было здесь... Поэтому я решил посмотреть... - Джонатан говорил спокойно и ровно, делая паузы в нужных местах, чтобы его ложь звучала убедительно. Отец часто учил его этому. Как правильно показать и изобразить волнение, неловкость, смущение и еще некоторые чувства, которые Джонатан особо не понимал, но иногда видел по коробке примитивных. Нужно было придумать имя.... В голове всплыло одно. Отец говорил, что у него очень хорошая память. Иногда ему казалось, что он даже помнит, как выглядела его мать (или хотел верить в то, что помнил). - Меня зовут Алек, - представился Джонатан. Он слегка дернул правой рукой, словно собираясь ее протянуть, но не стал, ожидая, пока мальчишка напротив уберет оружие (или не уберет).

[AVA]http://savepic.net/8573619m.png[/AVA]

+2

5

Лезвие кинжала лязгнуло при прикосновении с поверхностью меча - противник был вооружен и вооружен лучше. Джонатан старался не подавать виду, что понимает уязвимость своего положения... но когда воришка встал, оказавшись еще и выше, мальчик невольно сглотнул. На территории Идриса не бывает чужаков, поэтому рассчитывать на неспособность незваного гостя себя защитить не приходилось. Но он не был сыном Майкла Вэйланда, а значит, Джонатан обязан победить.
Впрочем, он не спешил нападать первым - нефилимы не убивают друг друга. Да и прежде он никогда не видел других детей, а потому сейчас жадно осматривал воришку. Тот был высоким, чуть щуплым, а его волосы, хоть и были светлыми, по сравнению с шевелюрой Джонатана казались бледными и выцветшими (: P). Зато его глаза были абсолютно черными, резко выделяясь на фоне бледного лица. Они были холодными, но, в отличие от своих золотых, нравились маленькому Вэйланду куда больше.
- Здесь поблизости нет других домов, - четко отрезал мальчик, выше поднимая свой кинжал. Отец учил не доверять людям, видеть их насквозь, но сейчас Джонатан поймал себя на мысли, что не хочет прогонять нарушителя, если тот действительно случайно забрел в окрестности их поместья. Отец был его единственной интересной компанией и, хотя чтение было весьма увлекательным занятием, иногда он хотел видеть кого-нибудь еще. Например, чтобы побеждать его в сражениях, ведь сразить Майкла Вэйланда было нереально, а он когда-нибудь станет таким же.
Джонатан еще раз внимательно посмотрел на мальчика. Вероятно, у того могла быть лошадь. Или он убежал из дома? Так или иначе, это не объясняло внезапную неисправность защитных чар. С другой стороны, обыкновенному вору сквозь них не пробраться - он даже не смог бы найти место взлома. Может, отец перенастраивал их перед своим уходом?
Пока Вэйланд размышлял, чему верить, второй нефилим внезапно представился. Алек. Странное имя. А где фамилия? Какой же сумеречный охотник станет скрывать свою принадлежность к великим защитникам человечества прошлого? Внезапно его лицо осветило понимание: это он - Вэйланд, а мальчик напротив вполне мог не иметь отношения к знатным родам, а потому и старался не акцентировать внимание на своем происхождении. Джонатану даже стало его жаль.
- Джонатан Кристофер, - гордо произнес он, вскинув голову, прежде чем запнуться. Отец никогда не говорил ему второго имени - он сам нашел его в дневнике из библиотеки. Наверное, не стоило говорить об этом Алеку - в следующий раз он может наткнуться на отца и невольно раскрыть чужую тайну.
"В следующий раз..?"
- Но второе имя никто никогда не использует, так что не произноси его, - в подтверждение он чуть поднял кинжал, указывая в сторону Алека. Только потом мальчик посмотрел на меч гостя, которым тот явно собирался и дальше от него защищаться. Длинный, красивый... отец такого ему еще не доверял. Но и маленький кинжальчик сегодня доказал, что принадлежит достойному жильцу дома. - Это твой?
Ему хотелось опустить оружие, но он чувствовал, что в праве сделать это вторым. В конце концов, это он сейчас защищает поместье. Но и старался не прогнать Алека, если тот был тем, кем назвался.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2k3mt.jpg[/AVA] [NIC]Jonathan Wayland[/NIC]

Отредактировано Jace Morgenstern (2016-12-17 18:57:09)

+1

6

Да, о том, что поблизости нет других домов, Джонатан явно не подумал. И как он объяснит это мальчишке? Надо отметить, что мыслить он умеет и даже неплохо. Необходимо было придумать какую-то историю, чтобы тот не догадался, кто именно он такой. А если сказать частично правду? Не всю, но сделать так, чтобы история звучала правдиво? Возможно тогда станет легче. С другой стороны, с какой стати он собирался что-то объяснять самозванцу? У него была простая задача, от которой Джонатан не собирался отступать.
- Джонатан Кристофер, - он невольно вскинул голову, одарив мальчишку очень недружелюбным взглядом. Он получился случайно, против воли, но Джонатан сразу же постарался исправиться его, сделав выражение чуть дружелюбнее. Джонатан Кристофер - как он смеет называться его именем! Как смеет хоть что-то брать, что принадлежит ему! Он не имеет права на это имя. Этим именем был назван первый Сумеречный Охотник. И Джонатан должен был стать первым в армии своего отца, встать рядом с ним и сражаться с демонами и никакой другой мальчишка не имеет на это прав. И на это имя тоже!
- Но второе имя никто никогда не использует, так что не произноси его, - Джонатан невольно усмехнулся, когда мальчишка поднял кинжал, чтобы его слова звучали весомее. Никогда не используют это имя. Неужели отец никогда его не ругал? Валентин всегда использовал полное имя мальчика, когда был им недоволен (а случалось это довольно часто). Неужели его брату доставалось меньше, а значит?... Значит он был лучше? Или отец просто хотел хоть как-то их различать? Мысль об этом не понравилась Джонатану еще больше, чем первая. Уж лучше пусть "братишка" получает меньше наказаний, чем Валентин придумывает способ различить детей. Они же совершенно разные!
Он хотел было что-то ответить, когда мальчишка переключился на меч. Внутренне возликовав от этого вопроса. Джонатан очень гордился своим оружием. Его подарил ему отец на десятилетие и с тех пор, он с ним почти не расставался, особенно, когда отправлялся куда-то.
- Да, отец подарил на день рождения, - наконец-то произнес он. Внутри боролись смешанные чувства. У него была конкретная цель - убить своего противника, забрать у него все права на свое имя и на своего отца, но теперь... Он не был так уверен в своем желании. Может мальчишку стоило сначала изучить? Понять почему отец оставил его в живых и воспитывает? Почему он вообще ему нужен? Вряд ли Валентин обрадуется, если Джонатан разрушит какие-то планы отца, которые тот упорно вынашивал столько лет. Рука с мечом на секунду дрогнула, словно он собирался ее опустить.
Если его младший брат получает от отца меньше наказаний, чем он, то возможно... Джонатану абсолютно не хотелось это признавать, но все-таки, наверное, стоило.... то возможно, нужно у него поучиться этому? Одна мысль, что ему придется учиться у этого мальчишки, вызывала внутри огромную бурю протестов. Он лучше, с какой стати ему чему-то учиться у этого парня?!
Чтобы стать еще лучше.... Чтобы между ним и мной, отец обязательно выбрал меня, - мысль казалась вполне разумной. Он медленно опустил оружие, словно проверяя, не атакует ли его тогда мальчишка.
- Хочешь посмотреть? - произнес Джонатан, рукоятью протягивая младшему брату меч. По сути это был знак доверия. Попытка предложить мир, вместо возможной войны. Отец говорил, что никогда нельзя отдавать оружие, если не уверен, что тебя не ударят. Джонатан не был в это уверен, но планировал рискнуть. В конце концов он должен увернуться от удара, если мальчишка не примет его "оливковую ветвь".
- А почему тебя нельзя называть Кристофер? Мне твое второе имя нравится больше, - спокойно произнес Джонатан, слегка пожав плечами. 

[AVA]http://savepic.net/8573619m.png[/AVA]

+2

7

Кажется, второго имени у его сегодняшнего гостя тоже не было. Или на него так произвело впечатление то, что отец назвал его в честь первого Сумеречного охотника? Скорее всего. И хотя это было довольно распространенным явлением у их народа, от Джонатана не скрылась реакция мальчика, но он все еще благополучно списывал это на зависть. Не может же кто-то и в самом деле иметь к нему претензии из-за имени?
Рука чуть дрогнула, крепче сжимая небольшой кинжал. Слова Алека ничуть не преуменьшили значимость отцовского подарка - какого бы размера он не был - но маленький Вэйланд все равно почувствовал легкий укол внутри. Не зависть, но сомнение, что что-то сделал не так, раз кто-то совсем немного старше уже был обладателем куда более грозного оружия, чем его. Он чуть нахмурился, прежде чем, сделав усилие, гордо поднять голову, а вместе с ним и свою защиту, как будто ничего острее и надежнее в этом мире не существовало. Кажется, сработало: Алек медленно опустил меч, в то время как Джонатан был очень и очень горд, что отстоял честь своего кинжальчика. Даже если тот еще не участвовал ни в одном настоящем сражении.
- У нас тоже много всякого оружия, - уклончиво ответил он, обводя неопределенным взглядом дом и при этом обходя тему того, сколько именно из него принадлежало лично ему. А кинжал... может, с ним балансировать и уворачиваться удобнее, поэтому и ходит - налегке, но всегда готовый к бою. Но напускную важность как ветром сдуло, стоило Алеку предложить посмотреть свой меч. Самообладание дало трещину - взгляд золотых глаз тут же уперся в чужое оружие, явно желая рассмотреть его поближе. К тому же, без меча у его нового знакомого, если тот решит напасть, не будет преимущества. Если, конечно, такая щедрость не была попыткой заставить его подойти поближе. Не сводя взгляда с Алека, нефилим кивнул, не очень уверенно переложив кинжал в правую руку - та была не основной, а потому лезвие чуть дрогнуло, под собственной тяжестью смотря в пол. Джонатан сделал шаг вперед, ухватив меч за рукоятку и потянув на себя.
С большим опозданием он понял, что оказался в невыгодном положении: и кинжал бесполезен, и меч толком рассмотреть не удается. Поэтому, покосившись на Алека - не нападает ли или уже смеется? - он кое-как убрал свое оружие, прежде чем нормально ухватиться за меч. Губы он закусив, чтобы не издать восхищенного вздоха: в его руках было настоящий меч сумеречного охотника, который казался мальчику длинным и очень грозным. Он даже аккуратно взялся за лезвие, поднося то поближе к глазам.
- Нельзя! - резко вспылил он, невольно сжимая чужой меч. Почти отказавшись от своей изначальной идеи сдать отцу побежденного чужака, мальчик теперь сосредоточенно размышлял над тем, как быть: прогнать его, чтобы у Алека не было желания вернуться, или... попросить? Последнее вступало в яркое противоречие с внутренним "я" - ведь тогда Джонатан будет кому-то обязан. Так он проявит слабость, за которую рано или поздно придется заплатить, а отец учил никогда так не подставляться. Если только... - Поклянись. Поклянись ангелом, что никогда никому не скажешь о моем втором имени.
Это казалось правильным решением. Получить непреложную клятву, но при этом не заставлять Алека уходить. Мысль о том, что секретов станет на один больше, коробила, но лучше так, чем избавится от них вовсе не по собственной воле.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2k3mt.jpg[/AVA] [NIC]Jonathan Wayland[/NIC]

Отредактировано Jace Morgenstern (2016-12-17 18:58:17)

+1

8

- У нас тоже много всякого оружия, - Хвастун, - пронеслось в голове Джонатана невольно. Оружия у них много. Конечно, он же Сумеречный охотник и сын Валентина! Еще бы его не было. Джонатан переживал бы, если бы что-то было иначе.
Видимо предложение все-таки подействовала на мальчишку. Он сделал шаг вперед и перехватил меч, потянув его на себя.
Идеальный момент... - Джонатан мог попробовать атаковать брата голыми руками и смог бы это сделать вполне удачно, но... не стал этого делать. Идея выяснить в чем же тот лучше него и возможно ли это, все-таки взяла над ним верх. Может он обманывается и это не так? Может отец держит его из жалости? Подобрал и теперь воспитывает? Тогда почему же в пылу ссоры, Валентин поставил этого выкидыша ему в пример в поведении?
- Нельзя! - он смеет сжимать его меч?! Кажется, еще чуть-чуть и мальчишка решит им же атаковать Джонатана. Это же надо! Быть таким глупым и отдать кому-то свое единственное оружие?! С другой стороны... Мысль иметь хоть какого-то собеседника своего возраста была бесконечно соблазнительной. Хьюго нельзя назвать особо разговорчивым, да и отец, оставляет его на членов Круга, которые тоже не особо блещут интеллектом, а тут целый собеседник.
Но следующее предложение брата, заставило Джонатана невольно рассмеяться.
- Неужели отец не учил тебя, что ангелом клянутся только в самом крайнем случае? - фыркнул мальчишка и покачал голов, отказываясь. Подумать только! Он готов... подарить ему второе имя, а тот не собирается его использовать и заставляет сказать, что никогда не произнесет второе имя. - Зачем мне кому-то рассказывать о твоем втором имени? - Джонатан вопросительно поднимает брови. - Тем более, признаться, у меня нет особо желания встречаться с кем-то из взрослых в твоем доме, - он чувствовал, что ходит по грани.
В голове была потрясающая мысль - заставить брата также дать клятву, что он никому не расскажет, что Джонатан был здесь. Одна клятва - на другую. Но, вдруг, ему понадобится назвать брата по второму имени или сказать его кому-то когда-то, пускай много лет спустя, и что? Он умрет из-за своей глупости и из-за того, что когда-то дал такую клятву?
- Мои родители.... - не хотелось говорить, что его будут "ругать", тем более, что в понимании Валентина это не самое страшное наказание. К крику отца он привык, наверное, поэтому тот теперь старался сдерживаться в его присутствии. - ... будут очень недовольны, если узнают, что я... покидал дом без их ведома... Поэтому... - Джонатан улыбнулся слегка. - Я предлагаю сделку. Я никому не сообщаю о твоем имени, а ты никому из взрослых не говоришь, что я тут был? - он был уверен, что сейчас услышит от брата кучу вопросов, почему он не хочет говорить родителям, почему не расскажет, про новых "друзей", поэтому предлагая такой вариант, Джонатан уже продумывал возможные варианты того, как можно ответить, что вообще можно сказать дальше? Почему его псевдородители не хотят, чтобы он гулял по Идрису?

[AVA]http://savepic.net/8573619m.png[/AVA]

+1

9

Договорился. Джонатан не ожидал такой детской провокации хотя бы потому, что никогда прежде с другими детьми не общался, а отца в целом можно было только вежливо о чем-то попросить, надеясь, что в случае хорошего расположения духа идея покажется ему достойной реализации. Как ванна из спагетти, например.
Чем больше он думал об успешных случаях, тем меньше хотелось злить вечно отсутствующего дома родителя, рискуя испортить то недолгое время, что у них было на двоих. Стоило ли оно клятвы ангелом? Требовать с другого человека, даже рискуя жизнью Алека, было намного проще, чем оказаться перед аналогичным выбором самому.
В маленьком Вэйланде теперь боролось сразу несколько желаний: сохранить тайну, не дать слабину и не оплошать, согласившись навсегда оставить в тайне проникновение в поместье совершенно чужого человека. Что, если в следующий раз это будет кто-то опасный? Он все еще не мог доверять стоящему напротив нефилиму, как бы сильно не хотел с ним пообщаться. Да и почему он вообще должен был идти на уступки, когда они находятся в его доме, а сам он - единственный, кто вооружен?
- Имя и незаконное проникновение в чужой дом, - как можно небрежнее постарался отмахнуться Джонатан, хотя меч чуть подрагивал в его руках, норовя поранить пальцы. - Неравноценный обмен.
И все же, свои секреты казались куда более значимыми. Он не знал, что будет Алеку от родителей, но не задавал лишних вопросов, потому что прекрасно представлял реакцию собственного отца. Будь он на месте Алека, то тоже постарался бы держать вылазку в тайне. Он опустил взгляд на меч, который ему доверили. Свой бы будущий сумеречный охотник бы не отдал, даже подержать. Подобное доверие располагало к новому знакомому, в то время как поднятый вопрос клятвы снова возвел стены из недоверия и опасений.
- Я дам, - медленно, но твердо произнес он, прежде чем поднять взгляд золотистых глаз на собеседника. - И даже разрешу тебе остаться, - немного задумавшись, ответил он. Можно было попросить что-то взамен, но отец наверняка заметит чужой меч, да и требовать подобное, как ни хотелось бы, было неправильным. Так что же еще можно было попросить у гостя? - Если научишь пользоваться им.
Некоторые основы он уже знал, но к основному обучению они с отцом еще не подошли, а было бы так здорово удивить его на первом занятии, когда руки будут привычно орудовать мечом вместо ожидаемо тяжелых и неуклюжих движений. Да и будучи почти что сумеречным охотником, мальчишка привык во многом судить о человеке по манере его боя. И ему было любопытно посмотреть на что способен Алек. И сможет ли он его одолеть.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2k3mt.jpg[/AVA] [NIC]Jonathan Wayland[/NIC]

Отредактировано Jace Morgenstern (2017-04-05 20:57:13)

+1

10

Неравноценный обмен? Джонатан едва не удержался от того, чтобы закатить глаза, хотя руки на груди и скрестил. Подумаешь какие мелочи? А что он вообще хотел? Чтобы Джонатан из-за такой фигни клялся Ангелом? Нет, он не такой дурак - пусть держит карман шире.
И разве сейчас Джонатан не показал степень своего доверия? По-правде говоря он ни на йоту не доверял стоящему перед ним мальчишке, уверенный в том, что сможет его одолеть, если тот все-таки атакует, но предполагал, что подобный жест с мечом должен впечатлить брата. Его бы впечатлил, наверное. С другой стороны Джонатан сейчас выглядит явно безоружным идиотом. А идиотом чувствовать себя ему безумно не нравилось...
- Я дам, - кажется, Моргенштерн слегка выдохнул. Все-таки согласился. - И даже разрешу тебе остаться, - невольная ухмылка появилась на лице Джонатана и он не сумел ее стереть. Ох боже мой, спасибо великий господин! Как он без этого позволения то тут стоять смел. Мальчик слегка фыркнул, но быстро взял себя в руки. Вдруг это отпугнет брата? - Если научишь пользоваться им, - а вот это ему уже понравилось. Джонатан невольно сделал шаг вперед, будто дернувшись к мечу, готовый в следующий момент уже начать обучение, но быстро взял себя в руки. Спокойно. Отец учил, что нужно все обдумать, прежде, чем дать финальный ответ....
.... Но как хочется показать Кристоферу пару приемов, которые он недавно узнал от отца! Прям не терпится. В конце концов, что может случится? Подумав секунду-две, Джонатан кивнул.
- Идет, я согласен на такое, - он улыбнулся мальчишке напротив и протянул руку, - Договорились? - отец всегда так делал, когда заключал какую-то сделку или соглашение. И Джонатану этот жест казался очень серьезным и взрослым, словно он добавлял ему пару дополнительных лет. Казалось, что, если пожать друг другу руки, то появится какая-то невидимая связь, способная сковать двоих людей невидимым заклинанием и тем самым закрепить достигнутое соглашение. Раньше ему никогда не удавалось ни с кем так "договариваться". Отец не жал ему руку в знак согласия, наверное, считая это лишним, а теперь у Джонатана появилась такая возможность и он не мог ее упустить. Этот жест казался даже важнее, чем клятва. Он переступил с ноги на ногу, ожидая реакцию брата. - Давай пожмем друг другу руки, если мы договорились? - Джонатан даже смог воспроизвести фразу, которую как-то сказал отец одному из членов Круга. Она звучала очень по-взрослому и казалась безумно солидной, настолько, что Джонатана чуть ли не распирало от осознания этого момента.

[AVA]http://savepic.net/8573619m.png[/AVA]

+1

11

Джонатан стоял, затаив дыхание в ожидании ответа, хоть и пытался выглядеть безразличным и может даже чуть-чуть суровым. И все же, когда Алек сделал шаг вперед, потянувшись за принадлежавшим ему, мальчишка невольно потянул меч на себя, прижимая тот ближе к груди. Протестующее "нет" застряло в горле от осознания, что права требовать подобное у него нет. Даже посреди отцовского поместья, всегда казавшегося маленькому Вэйладну собственной крепостью внутри и без того защищенного Идриса. И хотя демонов поблизости не было, он не раз "освобождал" дом от них в своих одиночных играх, когда его выпускали из библиотеки или тренировочного зала.
Ему не хотелось обманывать отца или приносить непреложную клятву незнакомцу - он прекрасно понимал, что победой, которой можно было бы гордится, этот выигрыш так и не станет. Но в глубине души он нашел уже массу оправданий собственному предложению, одним из которых был тот факт, что собственное второе имя приходится прятать. Потому что отец никогда не называет его так, употребляя лишь в дневнике, назначение которого было за рамками понимания Джонатана. Это успокаивало совесть, отгоняя сомнения. Да и теперь все зависело от решения Алека, сколько бы он сам не колебался.
- Идет, я согласен на такое, - будущий сумеречный охотник так обрадовался, что чуть не оступился - меч он по-прежнему держал крепко, а вот равновесие подкачало. Как же он был горд! Уговорить другого, пусть и не такого уж взрослого охотника, но учить его сражаться на своем мече! Хотя, может Алек предполагал, что его новый знакомый будет только наблюдать? По крайней мере, тот уже протягивал руку, очевидно, собираясь забрать оружие обратно. Благо, тот пояснил ситуацию прежде, чем Джонатан нашел в себе силы оторвать от груди меч.
- Эм, да, сейчас, - стараясь скрыть собственное замешательство, он всеми силами делал вид, что промедление вызвано лишь занятыми руками и необходимостью - нее, не вернуть - поудобнее перехватить меч. Он сам был готов уже сорваться в тренировочный зал или приняться раздвигать мебель прямо в гостиной, в то время как недавний вор оказался куда более подкованным в вопросе заключения договоров. Он мальчишке так сильно напомнил отца, что щеки залил стыдливый румянец. При отце он никогда не позволил бы себе такой неосторожности, но с ровесником все было совершенно иначе. И теперь было необходимо срочно вернуть себе достоинство сумеречного охотника из древнего и известного рода.
Кончик меча упорно клонился к полу, поэтому, смирившись, Джонатан поставил его на пол, придерживая одной рукой. Противник, очевидно, был правшой, что вызвало еще одно короткое колебание, прежде чем неосновная рука спокойно легла в чужую. Вэйланд постарался сделать рукопожатие если не сильным, то ощутимым, но в целом чувствовал себя чересчур сосредоточенным. Не говоря о том, что стойкам и поклонам его учили, а этому странному жесту - нет. Но это было приятно: вместо одобрительного кивка от явно превосходящего по силе отца он получил рукопожатие. Жест равных. И хотя Джонатан все еще сомневался, что потомку первых нефилимов действительно стоит вести себя так с обычным мальчиком, он остался доволен.
- Договорились, - стараясь не переусердствовать с торжественностью в голосе, кивнул он, не зная, убирать руку или требуется сделать еще что-нибудь? И ведь не спросишь же. Так что пришлось стоять так, привыкая к тому, что чужая ладонь была такого же размера, а черные глаза оказались прямо напротив.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2k3mt.jpg[/AVA] [NIC]Jonathan Wayland[/NIC]

Отредактировано Jace Morgenstern (2017-06-05 19:39:47)

+1

12

Ну что же, с официальной частью было покончено и Джонатан переступил с ноги на ногу, чувствуя явное нетерпение. Очень хотелось побыстрее перейти к тренировке. Все-таки не часто удается показать свое мастерство кому-то. А тот уникальная возможность! Да, по правде говоря, ему льстило, что его брат, которого отец поставил Джонатану в пример чего-то не знает. Они были похожи на ровесников, а может он был чуть помладше, неважно, но видимо, что Валентин не доверял так Кристоферу, чтобы обучить уже бою с настоящем мечом.
- Ну что, пошли? - не удержался он, улыбнувшись в предвкушении. Мальчик быстро осмотрел гостиную. Интересно у них есть тренировочный зал? Почему-то казалось, что его просто не может не быть, хоть... Кто знает, как обучается его брат. - У вас есть зал?... - а вдруг нет? Может быть Кристофер тренируются на улице или в каком-нибудь коридоре? - Или... - Джонатан осмотрел гостиную, прикидывая хватил ли им места? - Или мы можем здесь, если у вас зала нет... - в голосе невольно проскользнули покровительственные нотки. Разве может быть мальчишка полноценным воином, если ему даже тренироваться негде? Если так, то неудивительно, что отец не обучает его бою на мечах - зачем?

Джонатан отвлекся на секунду от мальчишки и прошел по комнате, прикидывая, что можно отодвинуть и где сделать площадку для тренировки. Сначала нужно изучить простые удары и блоки, отработать их, а уже потом приниматься за бой с противником. Он на секунду нахмурился, размышляя и задумчиво проводя пальцем по обшивке кресла. Отец бы так не поступил... Валентин предпочитал давать сразу все, вываливая на Джонатана массу информации, а потом заставлять отрабатывать, в свое отсутствие и любой неотработанный удар мог принести лишь болезненные последствия.
На секунду в голове промелькнула мысль - а может действовать также? Вызвать на совместный бой и отделать мальчишку, как следует, чтобы ему не повадно было высовываться и показывать себя лучшим перед отцом? Но тогда это точно будет их первая и последняя тренировка...
- Как ты хочешь? - он задумчиво посмотрел на брата, предоставляя тому возможность выбирать самому. Хочет быть избитым, но знать больше - пожалуйста, хочет идти иначе, Джонатан будет не против. - Я могу показать тебе основы, с атакующими ударами и блоками, а уже потом.... - мальчик на секунду задумался, -... в следующий раз, - а будет ли этот следующий раз? Удастся ли ему выбрать вновь? Может быть это будет их первый и последний визит. - ... Сразимся вместе... Да и меча второго нет.. Но я могу использовать тренировочный... - он повернулся к Кристоферу и улыбнулся. - Или я могу показать тебе все вместе? Как ты хочешь?

[AVA]http://savepic.net/8573619m.png[/AVA]

0


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Прошлое » Я и моя тень


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC