Во тьме ночной при свете дня

Мини-злодей форума ¦ Мистер-маг


Осенью как-то особенно хочется жить, и дрожащие от тумана улицы кажутся растворенными во времени...
Шаблон анкеты ¦ Гостевая ¦ Список ролей ¦ Внешности ¦ Сюжет ¦ Сюжетный FAQ ¦ Нефилимы ¦ Вампиры ¦ Маги ¦ Круг ¦ Нужные всем ¦ Оборотни

События в игре: Валентин Моргенштерн захватил власть в Аликанте. Представители Конклава сдались и приняли его правление. Те несогласные, кто решил выступить против Моргенштерна отправились в Институты, чтобы спланировать свои дальнейшие действия. Джонатан Моргенштерн подчинил себе Джейса Эрондейла, а его друзьям пришлось спешно покинуть Идрис, чтобы не угодить в руки Валентина. Вместе с ними в Нью Йорк отправились представители нежити, оборотней и фэйри.


Лучший пост
Цитата месяца
Читать пост
Быть сыном того самого Моргенштерна было нелегко, они оба прочувствовали это на себе, а потому, хоть и были преданны, слепой любви к нему, как в детстве, не питали.
Активист
Jonathan Morgenstern
Глас администрации

Ссылка на наш блог
Мы рады приветствовать вас на новой ролевой по "Орудиям смерти"! Очень надеемся, что вам вместе с нами захочется окунуться в этот удивительный и необычный мир К. Клэр, и написать там свою историю. Поздравляем всех с открытием!
.

TMI. The Dark Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Личные эпизоды » "Не забудьте погасить мир перед сном".


"Не забудьте погасить мир перед сном".

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Не забудьте погасить мир перед сном".
http://s8.uploads.ru/0uOQ1.gif

Теперь, когда семья Джейса осталась для него в прошлом, а избавить его от влияния подчиняющей руны просто некому, он и не догадывается о том, что происходит в Нью-Йорке. Алека должна волновать нежить и мир на пороге внутренней войны, грядущая война с Валентином, которому могут противостоять лишь разбитые Охотники-одиночки. Но не думать о своём брате он не может. Они физически не в состоянии вернуться и вытащить его, но пока Джейс жив и пока их связь сохранена, он будет пробовать.
Попросив Магнуса усилить связывающую их руну, нефилим смог проникнуть в сон своего парабатая, но вряд ли тот будет рад такому вторжению.

Участники: Jace Morgenstern & Alec Lightwood
Время: После возвращения в Нью-Йорк
Место действия: Сон Джейса Моргенштерна
Предупреждения: Джейс тут отбитый.

+2

2

Потасовка с Себастьяном теперь казалась Джейсу забавным недоразумением, совсем как в детстве, когда брат проник в поместье Вэйландов, желая его навестить. Он почти не помнил её, соединив по рассказам обрывочные воспоминания - слишком уж сильно врезалась в память ловко инсценированная смерть отца. Несмотря на присоединение к Валентину, нефилим так и не смог до конца его простить - Джонатан, кажется, не возражал. Быть сыном того самого Моргенштерна было нелегко, они оба прочувствовали это на себе, а потому, хоть и были преданны, слепой любви к нему, как в детстве, не питали. Верность друг другу их вполне устраивала.
Джейс часто шнырял по улицам Аликанте, наслаждаясь пребыванием на родине. Нью-Йорский Институт был совсем другим, но всякий раз мысли о нем, казалось бы, утекали сквозь пальцы. Он помнил Алека и Иззи, помнил Клэри, которая сейчас была с их вновь сбежавшей матерью, но рассматривал это как временное состояние. Те просто не знали обо всем, что они хотят сделать, а потому и прячутся, следуя привычке и старым опасениям. Он мог бы убедить их лично, но такая преданность, по мнению отца, была слишком непрочной и рано или поздно могла бы привести к предательству, которое неминуемо бы закончилось смертью тех, чью кровь было бы слишком жалко проливать напрасно. Они вполне могли подождать, пока Конклав очистится от предрассудков прошлого, пока нефилимы не получат свободу и признание, достойное не только ангельской крови в их венах, но и заслугам перед человечеством. А пока что изменения столетиями существовавшей системы для сумеречных охотников слишком болезненны и не оправданы.
Он уснул почти сразу - его ничто не тревожило. Он вообще чувствовал себя прекрасно, по сравнению с предыдущими неделями, полными угрызений совести, сражений и попыток принять правду. Сейчас он испытывал ненависть лишь к Конклаву, который лишил его возможности расти вместе с братом и отцом, а не считать себя сиротой на протяжении семи лет, мечтая отомстить и не имея на это ни разрешения, ни возможности.

И сейчас она ему предоставилась. Он стоит на пороге хорошо знакомого отеля Дюморт, зная только одно - внутри находятся те, кто покусился на его семью и нарушил пусть не совершенный, но Закон. Ухмыльнувшись, он осматривается по сторонам, доставая ангельской клинок и направляясь к главному входу - хватит с него лазать по пыльным ходам и ждать, когда юный проводник явит свою истинную сущность. Широкий проем от некогда стеклянных дверей заколочен и завален грудой старой мебели, но Джейса это не останавливает. Он - стрела Валентина и какая-то рухлядь ему не помеха.

Отредактировано Jace Morgenstern (2017-05-28 17:26:03)

+2

3

Этот мир для Алека был привычен и понятен. Темно, заброшено людьми, а вокруг разлито практически физическое чувство опасности, погружающее тело в напряжение и охотничий азарт. Мысли о том, как стало теперь сложно, были отброшены. Сейчас всё просто, настолько, что нефилим даже далеко не сразу задумался о происходящем. Пока взгляд Лайтвуда просто выхватывал из темноты отдельные очертания: два некогда роскошных дивана, на одном из которых лежит его лук и клинок, аккуратный столик, тяжелая портьера. Её он сразу отодвинул, чтобы посмотреть на улицу. Незнакомое место и это было странно. Он никогда тут не был, но вполне четко осознавал, где находится.
Щёлк. Это чувство привело Охотника в себя – нужно идти, а не стоять и разглядывать комнату. Он действительно никогда не был Дюморте ранее. Должен был сделать это на днях, но так и не успел посетить Отель и видел его только со стороны. Но сейчас понимание места было вместе с ним. Хотя Алек всё же думал, что Рафаэль сделал его… несколько более обжитым. По крайней мере, настолько, чтобы у гостя не возникало ощущения, что прямо сейчас ему вопьются в горло. Лайтвуд даже потер его, надеясь, что это наваждение пропадет. Они теперь союзники (хотелось на это надеяться).
Они союзники, но оружие нефилим всё-таки взял. На луке уже была натянута тетива. Мешкать больше не хотелось – вместе с враждебным чувством опасности Алека ждало кое-что ещё, куда более важное и значимое. Он знал, что его парабатай рядом и остальное было уже не важно. Он хотел встречи и он её получил.
Рядом с диваном на стеклянном столике лежало две стрелы. Колчана, к сожалению, не было, так что их пришлось просто нести в руках. Ему пора идти вниз. Уверившись, что направление точно правильное, Охотник направился к двери, попадая в повторяющий общую атмосферу коридор. Тоже ранее отделанный дорогим деревом и украшениями, сейчас он представлял собой довольно жалкое зрелище. Лайтвуд шёл вперед и успел почти дойти до лестницы, когда сбоку он услышал шорох. Очень и очень тихий, так может выдать себя неопытная нежить, собирающаяся охотиться на нефилима.
Даже самая неопытная нежить может понять, кто перед ней и попробовать справиться с голодом. Лайтвуд успел повернуться, но прогадал: видимо, этот вампир уже не соображал совершенно ничего. Охотник ушёл от удара в последний момент, исключительно благодаря рунам. За такое нужно было убивать – ни чем хорошим сорвавшийся вампир обернуться не мог. Но вместо этого в голове множились другие вопросы: как Рафаэль это допустил, где другие вампиры и как привести детёныша в сознание?
Лук пришлось выпустить – с такого расстояния от него не было никакого прока. Клинок нефилим доставать не решился, понимая, что тогда надежда скрутить вампира станет ещё меньше. Нужно попробовать как-то избежать этого. Следующие несколько секунд Алек вынужден был уворачиваться, понимая, что его шансы справиться в одиночку не так велики, как ему хотелось бы. Но здесь был Джейс, вот только вряд ли он успеет прибежать на шум, даже чувствуя парабатая.
Драться в коридоре – очень плохая идея, когда ты вынужден постоянно уворачиваться. Это Лайтвуд понял очень чётко, отступая всё дальше. Они оказались уже у самой лестницы, когда вампир кинулся на него с намерением с этой самой лестницы скинуть. Всё. Сейчас уже помочь этому парню он не сможет. Охотник увернулся, резко уходя в сторону. Теперь он был позади вампира и отправил через перила вниз его сам. Хорошо, что он уже мертв и вряд ли такое падение сильно повредит.
Нефилим тяжело дышал, первым делом кинувшись назад за оружием, а затем вниз. На этот раз он не стал совершать прежней ошибки и спустился, уже натянув тетиву, чтобы в любой момент успеть выстрелить. Мысли о Джейсе ушли прочь.
- Как тебя зовут? Ты понимаешь, что происходит? – тела нигде не было видно. Вампир уже успел встать и явно не собирался дожидаться нефилима, планируя продолжить охоту. Вот он показался у дальней стены, делая медленные шаги и готовясь к резкому броску. Лайтвуд крепче сжал лук, надеясь, что ещё получится вразумить словами, - Остановись или мне придётся убить тебя.

+2

4

Рухлядь оказалась внушительной, упорно не желая сдвигаться в сторону, несмотря на нанесенную на нефилима руну. Он не проверял, просто знал по факту, что она где-то там, на одной из рук. Не удивило Джейса и проникновение внутрь отеля, которое сосредоточенное на охоте сознание пропустило мимо себя. Мгновение и он там, под пыльной, покрытой паутиной и обрывками какой-то старой тряпки люстрой, чье былое величие угадывается разве что в поржавевшем каркасе, давно лишенном хрустальных элементов. Ведущая наверх лестница обрамлена перилами, местами проломленными, и Моргенштерн начинает понимать, почему кровососы предпочитают пользоваться крышей - вид на ночной Нью-Йорк куда лучше помойки, в которой они обитают. И тот факт, что эти крысы посмели покуситься на нефилимов, защищающих и их от демонической угрозы, сводил с ума.
Ангельский клинок в руке едва мерцает, хотя Джейс и не помнит, имя какого ангела назвал. Оружие пульсирует, в то время как в поле зрения охотника появляется первый вампир. Сначала кажется, что он пытается добраться до незваного гостя в нелепом прыжке через перила, но чуть позже парень замечает причину столько абсурдного поведения. Появление парабатая вызывает смешанные чувства. Алек должен быть рядом, как всегда, но вместе с этим кажется несколько не вписывающимся в общую картину - куда логичнее было бы появление Джонатана. Впрочем, когда вампир издает шипение, у него не возникает сомнений, что единственная вещь, имеющая значение - это все еще недопустимо бурлящая энергия внутри этого монстра. Рывок вперед и ярко засверкавший клинок рассекает тело, мешком сползающее на пол. Его лицо кажется знакомым, приобретая черты вчерашнего примитивного, вечно таскавшегося по Институту. Друг Клэри. Носком ботинка Джейс переворачивает того от себя, чтобы стоящий позади парабатай не увидел остатки Льюиса - Иззи не стоит знать о том, что случилось с их общим знакомым.
- Решил, что тебе стоит экономить стрелы, - разворачиваясь, ухмыльнулся сумеречный охотник, кивнув в сторону весьма скудного запаса приемного брата. Обычно тот колчан не терял, но кто знает, какие напасти поджидали его наверху. Он не помнил, брал ли Лайтвуд с собой другое оружие, но это нисколько его не волновало - не так уж сложно достать один из припрятанных в форме кинжалов и протянуть его другу. - Держи. Ты, конечно, у нас спец по дальнему бою, но тут все в такой пыли, что руки потом будешь неделю отмывать.
Он почти забыл про тело позади себя, но то, как назло, перебралось прямо между ними. В голове пульсировала смутная мысль, что оно должно было исчезнуть, подобно демоническому, и Джейс жалел, что на улице не день - парочка солнечных лучей для уборки им бы не помешало. Он попытался через него переступить, но не получалось. То упорно лежало рядом, как будто требуя, чтобы о нем поговорили.
- Нежить нарушила закон, - упорно не глядя вниз, пояснил молодой человек, ведь Алек был не в курсе его маленькой вендетты. Или был? В любом случае, он надеялся, что излишняя миролюбивость была вынужденной мерой из-за отсутствия стрел, а не новым методом охоты брата. - И ты же знаешь, что он бы не остановился.

Отредактировано Jace Morgenstern (2017-02-04 13:23:05)

+2

5

Внизу лестницы Алека ожидала другая картина – не окончательно слетевший с катушек вампир, а собранный и явно готовый к любому нападению Джейс. Именно такой, какой он обычно бывал на охоте, словно в их жизни не случилось ровным счётом ничего. По крайней мере, именно так показалось Лайтвуду в начале. Возможно, виноваты были банальная радость и чувство облегчения, иначе почему в тот момента кроме факта наличия рядом брата, ничего больше важным не было?
- Джейс, - подмечать очевидное смысла не было, но Охотник не удержался от вздоха. Хорошо, всё сработало, как надо. Он добился своей главной цели. За этим он решил посетить это место, настроенное к нефилимам ещё менее дружелюбно, чем обычно. Алек быстро оглянулся – не стоило расслабляться. Именно в этот момент он заметил тело, не позже, когда произошедшее стало очевидным, а тогда. И именно поэтому замешкался, а затем вовсе не стал брать предложенный клинок. – Мы с вампирами союзники.
Фраза была, конечно, очень достоверной, учитывая, что у него всё равно в руках было оружие. И всё-таки в луке была скорее мера предосторожности, нежели агрессия. Из него он хотя бы никого не убивал. Теперь своего парабатая Охотник разглядывал уже гораздо внимательнее, словно ожидая, что сейчас – вот сейчас – Джейс всё объяснит.
Впрочем, объяснение отнюдь не помогло. Стоило взглянуть на лицо мертвого вампира, как внутри шевельнулось очень нехорошее предчувствие. Он ни словом не отменил, что смерть Льюиса каким-то особым образом выделялась бы из смерти других таких же членов клана Рафаэля. Хотя  Иззи об этом лучше не знать. И Клэри.
- Он был один, и ты мог с ним справиться, Джейс, - да, Саймон нарушил закон. Но при этом обычно молодые вампиры себя и не контролируют, а этот почти-примитивный словно специально старался разорвать всю связь с кланом. Лучше бы просто сидел в отеле и не высовывался, не возомнив из себя невесть что. И всё-таки теперь он был мёртв, - Зачем ты убил его?
Смерть сомнений не вызывала: стоило Алеку наклониться к телу, как оно с опозданием превратилось в пепел. Солнечного света для этого не потребовалось.
- С каких пор ты стал убивать нежить без разбору? – он выпрямился, стараясь говорить спокойно. В конце концов, именно за этим и нужна была встреча – поговорить. Потому они вместе что-нибудь придумают с вампиром, потом.

+2

6

Союзники. Это вызвало в душе массу противоречий и волну отторжения к парабатаю, вылившееся в резком взгляде. Подписанные Соглашения не помешали тем вступиться в борьбу за Чашу Смерти ради контроля над демонами в борьбе - он был уверен - против нефилимов, не помешали обратить примитивного, чей путь окончился несколько минут назад так, как должен окончится путь каждого, кто нарушает Закон. Бумажки ничего не стоили, ничего не решали, позволяя тем или иным совершать прежние рейды, но лишь когда совершенного уже было не вернуть. Если бы это сказала Клэри, он смог бы понять - та постоянно таскалась со школьным другом, да и воспитана была вне их традиций. Но Алек... Джейсу потребовалось несколько минут, чтобы вспомнить о причине подобной лояльности к нежити.
- То-очно. Бейн же явно знаком с кем-то из них. Они же тоже бессмертны, - протянул Моргенштерн, все еще порядком злясь на друга, а начатая им лекция делу особо не помогала. Выуживать отдельные моменты из памяти было сложно - некоторые казались очевидными и простыми, в то время как другие казались незначительными или ускользали от сознания. Например, сейчас он точно помнил, что Верховный маг Бруклина навел портал, из-за которого половина его приемной семьи скрылась в Нью-Йорке. Он их не винил, понимая, что на принятие перемен требуется время. Но что-то подсказывало, что усиление Конклава и роли нефилимов сам маг не поймет никогда. - А чемодан бывших Иззи дополнит список за счет фэйри. С вампиром теперь будет проблематично.
Из головы исчезла мысль о необходимости разобраться с обитателями Дюморта. Пейзаж стал расплывчатым без должной концентрации внимания на нем, но то тут, то там мелькали знакомые Джейсу в отели места - Рафаэль провел неплохую экскурсию для них, прежде чем раскрыть себя. Если бы не сестра с её не вовремя включившейся дипломатией... Тогда он не дал бы клятву, что не причинит вампиру вреда. Они переместились на то самое место, в то время как сумеречный охотник громко закричал:
- Рафаэль!
Смысл церемониться? Примитивный мертв, как будто бы и не от его рук, а значит клятва не имеет смысла. Можно закончить, отрубив голову змеи, а не укорачиваться раз за разом её конец.
- Он напал на нефилима. Уж это его бездарный руководитель мог вбить ему как Отче наш, - покрепче перехватывая в руках ангельский клинок, все еще светящийся тусклым светом, пояснил он парабатаю. - Но нет. А меня совершенно не прельщает мысль умереть, пытаясь объяснить рвущейся убить меня нежити, что это нехорошо.
Где-то в отдалении послышался шум, вызвавшийся на губах предвкушающую улыбку с легким прищуром.
- Чего не могу сказать о славной смерти ради блага человечества.

+2

7

То, каким именно получится разговор, Алек уловил очень быстро. Джейс злился, будучи заведенным, мог быть распален, но не кидал на свою семью таких взглядов. Сейчас он считал своего парабатая неправым, он считал, что брат ошибается. Ошибается, желая соблюдать закон, принятый задолго до их рождения. От этого буквально веяло Валентином и его взглядами: либо мы, либо они. Никаких компромиссов и никакой жалости.
- Магнус тут не при чем, - резче, чем хотел, ответил Лайтвуд, понимая, что в данный момент для Джейса любая нежить будет врагом. Подробностей знакомства мага и вампиров он не знал, но главным здесь было другое, - И он не раз нам помогал. В том числе, и когда мы сами нарушали закон.
Алек надеялся, что это напомнит брату, как часто они прибегали к такой помощи. В том числе, и когда маг помогал лечить самого Лайтвуда. Когда согласился присматривать за Джейсом, чтобы на эту роль не выбрали кого-то ещё. Чего только Бейн не делал, продолжая даже теперь не опускать руки. Даже когда среди ночи к нему пришёл нефилим и попросил выполнить очень опасную просьбу.
Пока интерьер стремительно менялся вокруг, Охотник пытался принять решение, как следует себя вести. Он хотел бы поддержать брата, чтобы наладить контакт и поговорить, но чувствовал, что не может сделать этого даже во сне. Потому что в реальности Джейс тоже не будет сомневаться ни секунды.
- И если бы ты оказался рядом с Люком, когда он себя не контролировал, ты бы сразу его убил? – он не просто так вспомнил Нью-Йоркского вожака. Всё-таки он тоже не раз помогал им, он был почти отцом Клэри, и хоть это должно было быть причиной, чтобы сохранить оборотню жизнь. Хотя вряд ли с разъяренным лидером получилось бы также ловко справиться, как с молодняком. Алек невольно вспомнил собственное поведение в такой ситуации и понял: да, Джейс бы не стал подставляться. И он убил. Больше всего на свете хотелось услышать опровержение этому.
Как отреагирует Рафаэль на смерть своего птенца? Лайтвуд не был в курсе всех тонкостей их отношений, но сомневался, что вампир будет равнодушен. Тот появился резкой тенью, не спешащей по началу выйти к ним, застывшей у стены, напряженной и собранной. Сантьяго тоже бросится.
- Мы не собирались убивать твоего птенца, - прежде чем всё произошло, предостерегающе произнёс Алек.

+1

8

Укор в голосе Алека Моргенштерну не понравился: несмотря на то, что парабатай постоянно занудничал, направляя их на путь истинный и цитируя заученный в районе одиннадцати свод правил, это всегда было во благо его и Иззи. Ради их защиты, его семьи, а не ради какой-то нежити, с которой они были знакомы меньше месяца. Пожалуй, в чем-то Роберт и Мариза были правы, не поощряя общение детей с представителями Нижнего мира. Романы, видимо, только усугубляли ситуацию.
- Ради сестры ты тоже бы нарушил закон, - небрежно отозвался Джейс, почти что успокоившись. Ему даже не потребовалось напрягаться, чтобы в голове произошло четкое разделение между Изабель и Клэри, тем, кто кому чьей сестрой приходится. Никакой дилеммы, метаний между детством и прожитыми годами у Лайтвудов - ничего, что тревожило бы, заставляя сомневаться в сделанном выборе. Он их не противопоставлял, но и не сравнивал, предпочитая когда-нибудь попробовать объединить, разумеется, под началом отца и брата. Они будут лучшей заменой Конклаву, в то время как его приемная семья ему противостоять не смогла, прозибая в Нью-Йорке в изгнании и постоянном страхе. Под боком у нежити. - Но нефилимам пора перестать искать защиты у кого попало.
Вспоминать Люка было неприятно. Настолько, что на лице Джейса промелькнуло разочарование, смешанное со сомнением. Из-за экспериментов этого с мамой Клэри он был вынужден безвылазно сидеть в поместье со скрывающимся от закона отцом, а прогнивший вдоль и поперек Конклав пробыл у власти еще добрых семь лет. Сколько охотников погибло за это время? И как много не успела сделать Фрэй, получив блок на память и примитивное представление о мире? Не говоря о том, что все было бы намного проще, знай они изначально, кем приходятся друг другу.
- Если бы он представлял угрозу для кого-то? Да. Если ты не помнишь, он глава стаи. Если он не в состоянии себя контролировать, то никто не сможет, - резонно отозвался Джейс, перехватывая ангельский клинок и поднося тот к лицу. Всю его жизнь круг привязанностей был маленьким и надежным. В нем не было неизвестных, готовых сорваться в любой момент, не подчинявшихся правилам или традициям нефилимов. Клэри когда-то стала серьезной встряской этому порядку, но она тоже была нефилимом. Ей он мог простить желание знать правду и поиск ответов на вопросы - тяжело разобраться во всем самой, если от тебя шестнадцать лет прятали правду. Но Люк-то знал все с самого начала. Как и Рафаэль, не только не отпустивший человека, которого похитил, но и обративший его впоследствии.
Тот, к слову, не заставил себя ждать. Внимание Джейса вновь возвратилось к деталям отеля. Силуэт Рафаэля упорно скрывался во тьме, хотя сумеречный охотник был уверен, что активировал нужную руну. Задрав рукава, он пытался найти старые и свежие шрамы от стило на руках, но их там не было - лишь чистая кожа, которая давным-давно утратила подобный вид. Магия? И хотя прежде ему не доводилось слышать ни о чем подобном, это лишь подстегивало ненависть к главе вампирского клана.
- Он - его закуска, - раздраженно поправил брата Джейс, тыкнув в сторону, где предположительно находился Льюис. Или то, что от него осталось. - А теперь его просто снова прикопают на кладбище.
Рафаэль молчал. Джейс, чуть пригнувшись, готовился к нападению, мысленно убеждая себя, что данная некогда клятва была ошибочной, почти вырванной из уст. Практически противоестественной.
- И я уверен, что Ангел простит меня... - пробормотал он, доставая из кармана ведьмин огонь и заставляя тот озарить все вокруг.

+2


Вы здесь » TMI. The Dark Souls » Личные эпизоды » "Не забудьте погасить мир перед сном".


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC